Логин: Пароль: Регистрация |

http://womanhelth.ru/. http://womanhelth.ru/

Медицина

Нарывы. Народные методы лечение нарывов (рецепты народной медицины)

Нарыв (абсцесс) развивается при попадании в организм гноеродных микробов (стафилококков, стрептококков и др.), проникающих через поврежденные участки кожи и слизистых оболочек.Народные методы лечения нарывов и абсцессов.

• Для быстрейшего созревания нарыва и для рассасывания опухолей к больному месту нужно прикладывать на ночь мякиш пшеничного хлеба, смоченный в горячем молоке.

• При появлении нарыва прибинтовывать к нему на ночь толченые свежие листья подорожника, пересыпанные солью, намазанные свиным салом и смешанные с мякишем хлеба.

• Принимать свежий сок тысячелистника с медом (по вкусу) по 3 чайные ложки в день.

• При нарывах помогают компрессы на ночь из отвара коры ивы: 20 г измельченной коры на 1 стакан кипятка и греть на медленном огне 20 минут.

• Порошок раковины моллюска вскрывает нарывы и сушит гной.

• Смешать по 20 г мяты и семян тмина и 1 ст. л. ржаной муки. Смесь хорошо растереть, залить кипятком и перемешать. Прикладывать к женской груди при образовании нарывов.

• При нарывах на женской груди смешать 20 г травы полыни, 30 г цветов и листьев ноготков (календулы) и 15 г листьев цветущей белены (ядовита), хорошо растереть эту смесь, добавить 70 г портвейна и 10 г несоленого свиного топленого сала, снова растереть, поместить в глазированный горшочек и варить 15 мин на слабом огне. После этого содержимое горшочка процедить, перелить в банку и закрыть. Этим составом смазывать пораженные места. Одновременно следует пить отвар из цветов ноготков (календулы) по 2 стакана в день.

• При трещинах и ранах на сосках у женщин рекомендуется смазать сосок соком моркови и присыпать порошком из цветов коровяка.

• При лечении нарывов растирают листья подорожника с солью, свечным воском, разжеванным мякишем черного хлеба и затем прикладывают к больному месту, привязав не туго бинтом. При опухании рук и пальцев прикладывают к больным местам листья подорожника, намазанные сметаной.

• Для лечения нарывов прикладывают мед, смешанный с мукой.

• Задерживают развитие опухолей и фитоэстрогены — аналоги гормонов. Больше всего их содержится в сое, фасоли, гранатах и капусте брокколи.

• Корень вербены, приложенный к шее в виде пластыря, исцеляет золотуху, свинку и нарывы.

• Компрессами мать-и-мачехи лечат липому.

• От липомы на лбу (шишки различного размера) хорошо помогает следующее средство: запечь в духовке луковицу среднего размера вместе с кожурой. Сделать из него пюре и добавить 1 столовую ложку хозяйственного мыла коричневого цвета. Можно смешать их в соотношении 1:1. Намазать тонким слоем полученную смесь на бинт и приложить к больному месту. Сверху прикрыть целлофаном или компрессной бумагой. Повязку закрепить и держать в течение ночи или днем в течение 8—10 ч. Липома исчезнет через 1-1,5 недели.

• При нарыве на большом пальце руки приложить к нему кусочек чайного гриба, сверху наложить на него ватку или марлю, после — пергамент или любую бумагу, можно аптечную. Целлофан, полиэтилен — нельзя, потому что к больному месту должен проходить воздух. Гриб вытягивает из раны гной и посторонние примеси и частицы различных материалов. Процедуры проводить в течение 5—7 дней перед сном.


Подготовлен Дикой хозяйкой
Источник -Здоровье диких хозяек

НАШИ ДЕТИ

Адаптация к детскому саду

Адаптация к детскому саду
Ваш малыш совсем скоро впервые пойдет в детский сад. Конечно, вы очень волнуетесь, как он отреагирует на перемены в его жизни, понравится ли ему в саду, быстро ли он привыкнет. Вы представляете массу проблем и пытаетесь их разрешить в своем воображении. С какими реальными проблемами возможно придется столкнуться вам и малышу и как сделать процесс адаптации более мягким?
Когда Настя, которой недавно исполнилось три года, первый раз пришла в сад, ее мама, Оксана, не могла нарадоваться: дочка потребовала побыстрее ее раздеть и побежала в группу смотреть новые игрушки. Мама сказала Насте: «Пока, дочка!», но девочка даже не услышала, так была занята. Когда через два часа мама пришла за ней, Настя спокойно играла, и казалось, что она даже не хочет уходить. На следующий день Оксана не ждала никаких проблем, считая, что дочка привыкла сразу. Но не тут-то было! Настя устроила в раздевалке настоящий бой, не давала себя раздевать, плакала и просила маму: «Не уходи!» Она упиралась и не хотела заходить в группу, но тут на помощь подоспела воспитательница. Она взяла девочку на руки и сказала Оксане идти. Уходила Оксана совершенно в другом настроении, чем вчера. Придя за дочкой, она обнаружила ее с заплаканными глазами. Оказалось, что она все это время просидела в уголке, ничего не ела и даже не подходила к игрушкам. Оксана задумалась, было ли ее решение отдать ребенка в сад правильным и сможет ли Настя привыкнуть к нему? Эта ситуация очень типичная. Многие мамы, приводя малышей в сад впервые, удивляются тому, как легко они заходят в группу и, казалось бы, совсем не переживают их уход. Но следующие дни показывают, что не все так просто и малыш очень переживает. Конечно, есть дети, которые плачут с первого дня. Встречаются также дети, которые действительно не плачут и радостно бегут в группу, как в первый, так и в последующие дни. Но таких детей очень мало. У остальных процесс адаптации проходит совсем не просто. Адаптация - это приспособление организма к изменяющимся внешним условиям. Этот процесс требует больших затрат психической энергии и часто проходит с напряжением, а то и перенапряжением психических и физических сил организма. Детям любого возраста очень непросто начинать посещать сад, ведь вся их жизнь меняется кардинальным образом.
В привычную, сложившуюся жизнь ребенка буквально врываются следующие изменения:
 
четкий режим дня;
отсутствие родных рядом;
постоянный контакт со сверстниками;
необходимость слушаться и подчиняться незнакомому до этого человеку;
резкое уменьшение персонального внимания.
Кому легко,а кому трудно
 
Часть детей адаптируются относительно легко, и негативные моменты у них уходят в течение 1–3 недель. Другим несколько сложнее, и адаптация может длиться около 2 месяцев, по истечении которых их тревога значительно снижается. Если же ребенок не адаптировался по истечении 3 месяцев, такая адаптация считается тяжелой и требует помощи специалиста-психолога.
Кому адаптироваться легче?
 
Детям, чьи родители готовили их к посещению сада заранее, за несколько месяцев до этого события. Эта подготовка могла заключаться в том, что родители читали сказочные истории о посещении садика, играли «в садик» с игрушками, гуляли возле садика или на его территории, рассказывая малышу, что ему предстоит туда ходить. Если родители использовали возможность и познакомили ребенка с воспитателями заранее, то малышу будет значительно легче (особенно, если он не просто видел эту «тетю» несколько минут, а смог пообщаться с ней и пройти в группу, пока мама была рядом).
Детям, физически здоровым, т.е. не имеющим ни хронических заболеваний, ни предрасположенности к частым простудным заболеваниям. В адаптационный период все силы организма напряжены, и когда можно направить их на привыкание к новому, не тратя еще и на борьбу с болезнью, это хороший «старт».
 
Детям, имеющим навыки самостоятельности. Это одевание (хотя бы в небольшом объеме), «горшечный» этикет, самостоятельное принятие пищи. Если ребенок это все умеет, он не тратит силы на то, чтобы срочно этому учиться, а пользуется уже сложившимися навыками.
 
Детям, чей режим близок к режиму сада. За месяц до посещения сада родители должны начать приводить режим ребенка к тому, какой его ждет в саду: 7:30 – подъем, умывание, одевание; 8:30 – крайнее время для прихода в сад; 8:40 – завтрак, 10:30 – прогулка, 12:00 – возвращение с прогулки, 12:15 – обед, 13:00 – 15:00 – дневной сон, 15:30 – полдник. Для того чтобы легко встать утром, лучше лечь не позже 20:30.
 
Детям, чей рацион питания приближен к садовскому. Если ребенок видит на тарелке более-менее привычную пищу, он быстрее начинает кушать в саду, а еда и питье – это залог более уравновешенного состояния. Основу рациона составляют каши, творожные запеканки и сырники, омлет, различные котлеты (мясные, куриные и рыбные), тушеные овощи и, конечно, супы.
 
Трудно приходится детям, у которых не соблюдены одно или несколько условий (чем больше, тем будет сложнее). Особенно трудно малышам, которые воспринимают поход в сад как неожиданность из-за того, что родители не считали нужным разговаривать об этом. Бывают ситуации, когда посещение садика начинается неожиданно по объективным причинам (например, вследствие тяжелой болезни бабушки, которая до этого ухаживала за ребенком дома). И, как ни странно, часто трудно бывает тем детям, чьи мамы (или другие родственники) работают в саду.
 
Почему он так себя ведет?
 
Многие особенности поведения ребенка в период адаптации к саду пугают родителей настолько, что они задумываются: а сможет ли ребенок вообще адаптироваться к саду, закончится ли когда-нибудь этот «ужас»? С уверенностью можно сказать: те особенности поведения, которые очень беспокоят родителей, в основном являются типичными для всех детей, находящихся в процессе адаптации. В этот период почти все мамы думают, что именно их ребенок «несадовский», а остальные малыши якобы ведут и чувствуют себя лучше. Но это не так. Вот распространенные изменения в поведении ребенка в период адаптации.
 
Эмоции ребенка
 
В первые дни пребывания в саду гораздо сильнее выражены отрицательные эмоции: от хныканья, «плача за компанию» до постоянного приступообразного плача. Особенно яркими являются проявления страха (кроха явно боится идти в садик, боится воспитателя или того, что мама за ним не вернется), гнева (когда малыш вырывается, не давая себя раздеть, или даже может ударить взрослого, собирающегося оставить его), депрессивные реакции и «заторможенность», как будто эмоций нет вообще. В первые дни ребенок испытывает мало положительных эмоций. Он очень расстроен расставанием с мамой и привычной средой. Если малыш и улыбается, то в основном это реакция на новизну или на яркий стимул (необычная игрушка, «одушевленная» взрослым, веселая игра). Наберитесь терпения! На смену отрицательным эмоциям обязательно придут положительные, свидетельствующие о завершении адаптационного периода. А вот плакать при расставании кроха может еще долго, и это не говорит о том, что адаптация идет плохо. Если ребенок успокаивается в течение нескольких минут после ухода мамы, то все в порядке.
Контакты со сверстниками и воспитателем
 
В первые дни у ребенка снижается социальная активность. Даже общительные, оптимистичные дети становятся напряженными, замкнутыми, беспокойными, малообщительными. Нужно помнить, что малыши 2–3 лет играют не вместе, а рядом. У них еще не развита сюжетная игра, в которую включались бы несколько детей. Поэтому не стоит расстраиваться, если ваш ребенок пока не взаимодействует с другими малышами. О том, что адаптация идет успешно, можно судить по тому, что кроха все охотнее взаимодействует с воспитателем в группе, откликается на его просьбы, следует режимным моментам.
 
Познавательная активность
 
Первое время познавательная активность может быть снижена или даже вовсе отсутствовать на фоне стрессовых реакций. Иногда ребенок не интересуется даже игрушками. Многим детям требуется посидеть в сторонке, чтобы сориентироваться в окружающей обстановке. В процессе успешной адаптации малыш постепенно начинает осваивать пространство группы, его «вылазки» к игрушкам станут более частыми и смелыми, ребенок станет задавать вопросы познавательного плана воспитателю.
 
Навыки
Под влиянием новых внешних воздействий в первое время малыш может на короткое время «растерять» навыки самообслуживания (умение пользоваться ложкой, носовым платком, горшком и т.д.). Успешность адаптации определяется тем, что ребенок не только «вспоминает» забытое, но вы, с удивлением и радостью, отмечаете новые достижения, которым он научился в саду.
Особенности речи
 
У некоторых детей словарный запас скудеет или появляются «облегченные» слова и предложения. Не волнуйтесь! Речь восстановится и обогатится, когда адаптация будет завершена.
Двигательная активность
 
Некоторые дети становятся «заторможенными», а некоторые – неуправляемо активными. Это зависит от темперамента ребенка. Изменяется также и домашняя активность. Хорошим признаком является восстановление нормальной активности дома, а затем и в садике.
Сон
 
Если ребенка оставить на дневной сон, то первые дни он будет засыпать плохо. Малыш может вскакивать или, уснув, вскоре просыпаться с плачем. Дома также может отмечаться беспокойный дневной и ночной сон. К моменту завершения адаптации сон и дома, и в саду обязательно нормализуется.
 
Аппетит
 
В первое время у ребенка может быть пониженный аппетит. Это связано с непривычной пищей (непривычен и вид, и вкус), а также со стрессовыми реакциями – малышу просто не хочется есть. Хорошим признаком считается восстановление аппетита. Пусть малыш съедает не все, что есть на тарелке, но он начинает кушать.
Здоровье
 
В это время снижается сопротивляемость организма инфекциям, и ребенок может заболеть в первый месяц (а то и раньше) посещения садика. Конечно, многие мамы ждут, что негативные моменты поведения и реагирования малыша уйдут в первые же дни. И расстраиваются или даже сердятся, когда этого не происходит. Обычно адаптация проходит за 3–4 недели, но может растянуться на 3–4 месяца. Не торопите время, не все сразу!
Чем может помочь мама
 
Каждая мама, видя, насколько ребенку непросто, желает помочь ему быстрее адаптироваться. И это замечательно. Комплекс мер состоит в том, чтобы создать дома бережную обстановку, щадящую нервную систему малыша, которая и так работает на полную мощность.
 
В присутствии ребенка всегда отзывайтесь положительно о воспитателях и саде. Даже в том случае, если вам что-то не понравилось. Если ребенку придется ходить в этот сад и эту группу, ему будет легче это делать, уважая воспитателей. Разговаривайте об этом не только с крохой. Расскажите кому-нибудь в его присутствии, в какой хороший сад теперь ходит малыш и какие замечательные воспитатели там работают.
В выходные дни не меняйте режим дня ребенка. Можно позволить поспать ему чуть дольше, но не нужно позволять «отсыпаться» слишком долго, что существенно может сдвинуть распорядок дня. Если ребенку требуется «отсыпаться», значит, режим сна у вас организован неверно, и, возможно, малыш слишком поздно ложится вечером.
Не отучайте ребенка от «дурных» привычек (например от соски) в период адаптации, чтобы не перегружать нервную систему малыша. У него в жизни сейчас слишком много изменений, и лишнее напряжение ни к чему.
Постарайтесь, чтобы дома малыша окружала спокойная и бесконфликтная атмосфера. Чаще обнимайте малыша, гладьте по головке, говорите ласковые слова. Отмечайте его успехи, улучшение в поведении. Больше хвалите, чем ругайте. Ему так сейчас нужна ваша поддержка!
Будьте терпимее к капризам. Они возникают из-за перегрузки нервной системы. Обнимите кроху, помогите ему успокоиться и переключите на другую деятельность (игру).
Дайте в сад небольшую игрушку (лучше мягкую). Малыши этого возраста могут нуждаться в игрушке – заместителе мамы. Прижимая к себе что-то мягкое, которое является частичкой дома, ребенку будет гораздо спокойнее.
Призовите на помощь сказку или игру. Вы можете придумать свою сказку о том, как маленький мишка впервые пошел в садик, и как ему сначала было неуютно и немного страшно, и как потом он подружился с детьми и воспитателями. Эту сказку вы можете «проиграть» с игрушками. И в сказке, и в игре ключевым моментом является возвращение мамы за ребенком, поэтому ни в коем случае не прерывайте повествования, пока не настанет этот момент. Собственно все это и затевается, чтобы малыш понял: мама обязательно за ним вернется.
Спокойное утро
 
Больше всего родитель и ребенок расстраиваются при расставании. Как нужно организовать утро, чтобы день и у мамы, и у малыша прошел спокойно? Главное правило таково: спокойна мама – спокоен малыш. Он «считывает» вашу неуверенность и еще больше расстраивается.
 
И дома, и в саду говорите с малышом спокойно, уверенно. Проявляйте доброжелательную настойчивость при пробуждении, одевании, а в саду – раздевании. Разговаривайте с ребенком не слишком громким, но уверенным голосом, озвучивая все, что вы делаете. Иногда хорошим помощником при пробуждении и сборах является та самая игрушка, которую кроха берет с собой в садик. Видя, что зайчик «так хочет в сад», малыш заразится его уверенностью и хорошим настроением.
Пусть малыша отводит тот родитель или родственник, с которым ему легче расстаться. Воспитатели давно заметили, что с одним из родителей ребенок расстается относительно спокойно, а другого никак не может отпустить от себя, продолжая переживать после его ухода.
Обязательно скажите, что вы придете, и обозначьте когда (после прогулки, или после обеда, или после того, как он поспит и покушает). Малышу легче знать, что мама придет после какого-то события, чем ждать ее каждую минуту. Не задерживайтесь, выполняйте свои обещания!
У вас должен быть свой ритуал прощания (например, поцеловать, помахать рукой, сказать «пока»). После этого сразу уходите: уверенно и не оборачиваясь. Чем дольше вы топчитесь в нерешительности, тем сильнее переживает малыш.
Не делайте ошибок
К сожалению, иногда родители совершают серьезные ошибки, которые затрудняют адаптацию ребенка. Чего нельзя делать ни в коем случае:
Нельзя наказывать или сердиться на малыша за то, что он плачет при расставании или дома при упоминании необходимости идти в сад! Помните, он имеет право на такую реакцию. Строгое напоминание о том, что «он обещал не плакать», – тоже абсолютно не эффективно. Дети этого возраста еще не умеют «держать слово». Лучше еще раз напомните, что вы обязательно придете.
 
Нельзя пугать детским садом («Вот будешь себя плохо вести, опять в детский сад пойдешь!»). Место, которым пугают, никогда не станет ни любимым, ни безопасным.
 
Нельзя плохо отзываться о воспитателях и саде при ребенке. Это может навести малыша на мысль, что сад – это нехорошее место и его окружают плохие люди. Тогда тревога не пройдет вообще.
 
Нельзя обманывать ребенка, говоря, что вы придете очень скоро, если малышу, например, предстоит оставаться в садике полдня или даже полный день. Пусть лучше он знает, что мама придет не скоро, чем будет ждать ее целый день и может потерять доверие к самому близкому человеку.
 
Помощь нужна еще и маме!
 
Когда речь идет об адаптации ребенка к саду, очень много говорят о том, как трудно малышу и какая ему нужна помощь. Но «за кадром» остается один очень важный человек – мама, которая находится в не меньшем стрессе и переживаниях! Она тоже остро нуждается в помощи и почти никогда ее не получает. Часто мамы не понимают, что с ними происходит, и пытаются игнорировать свои эмоции. Но не стоит этого делать. Вы имеете право на все свои чувства, и в данном случае они являются естественными. Поступление в сад – это момент отделения мамы от ребенка, и это испытание для обоих. У мамы тоже «рвется» сердце, когда она видит, как переживает малыш, а ведь в первое время он может заплакать только при одном упоминании, что завтра придется идти в сад. Чтобы помочь себе, нужно:
 
быть уверенной, что посещение сада действительно нужно семье. Например, когда маме просто необходимо работать, чтобы вносить свой вклад (порой единственный) в доход семьи. Иногда мамы отдают ребенка в сад раньше, чем выходят на работу, чтобы помочь ему адаптироваться, забирая пораньше, если это будет нужно. Чем меньше у мамы сомнений в целесообразности посещения сада, тем больше уверенности, что ребенок рано или поздно обязательно справится. И малыш, реагируя именно на эту уверенную позицию мамы, адаптируется гораздо быстрее.
 
поверить, что малыш на самом деле вовсе не «слабое» создание. Адаптационная система ребенка достаточно сильна, чтобы это испытание выдержать, даже если слезы текут рекой. Парадоксально, но факт: хорошо, что кроха плачет! Поверьте, у него настоящее горе, ведь он расстается с самым дорогим человеком – с вами! Он пока не знает, что вы обязательно придете, еще не установился режим. Но вы-то знаете, что происходит, и уверены, что заберете малыша из сада. Хуже, когда ребенок настолько зажат тисками стресса, что не может плакать. Плач – это помощник нервной системы, он не дает ей перегружаться. Поэтому не бойтесь детского плача, не сердитесь на ребенка за «нытье». Конечно, детские слезы заставляют вас переживать, но вы тоже обязательно справитесь.
 
воспользоваться помощью. Если в саду есть психолог, то этот специалист может помочь не только (и не столько!) ребенку, сколько его маме, рассказав о том, как проходит адаптация, и уверив, что в саду действительно работают люди, внимательные к детям. Иногда маме очень нужно знать, что ее ребенок быстро успокаивается после ее ухода, и такую информацию может дать психолог, наблюдающий за детьми в процессе адаптации, и воспитатели.
 
заручиться поддержкой. Вокруг вас мамы, переживающие те же чувства в этот период. Поддерживайте друг друга, узнайте, какие «ноу-хау» есть у каждой из вас в деле помощи малышу. Вместе отмечайте и радуйтесь успехам детей и самих себя.
 
Теперь, когда вы знаете, что многие негативные проявления в поведении ребенка являются нормальным проявлением процесса адаптации, вам нужно понять: очень скоро они начнут уменьшаться, а потом и вовсе сойдут на «нет». Через некоторое время вы с удивлением, а потом и гордостью начнете отмечать, что малыш стал гораздо самостоятельнее и приобрел много полезных навыков.

Пластическая хирургия

Коррекция груди: все, что естественно, - не безобразно

коррекция груди

На сегодняшний день существует много различных операций по коррекции груди. Они становятся все более популярными, а цены на них - все доступнее. Несмотря не безопасность и относительную безопасность этих операций, принимая решение о том, делать или не делать коррекцию груди, необходимо тщательно взвесить все достоинства и недостатки, связанные с таким вмешательством.

Увеличение груди

Один из самых популярных видов коррекции груди - увеличение ее размера. Используемые во время такой операции имплантаты обычно изготовлены из силикона и наполнены либо более мягким силиконом, либо соляным раствором. Увеличение груди не всегда делают косметическим причинам; иногда оно необходимо по медицинским показаниям. Вся операция занимает приблизительно полтора часа; пациентка может отправляться домой уже на следующий день.

В течение нескольких дней пациентки испытывают общее недомогание, что является нормой для послеоперационного периода. С сильным дискомфортом и болями можно справиться при помощи рецептурных обезболивающих.

После операции на груди остается повязка, которую нельзя мочить в течение двух недель. Через две недели врач удаляет ее, осматривает шов и слегка чистит его. Рубцы будут оставаться твердыми и розовыми в течение, по меньшей мере, шести недель; их размер может начать уменьшаться лишь через несколько месяцев и только через два года они значительно побледнеют. Это необходимо учитывать, решая делать коррекцию груди.

Большинство пациенток могут вернуться в работе уже через несколько дней после операции (если работа не связана с тяжелым физическим трудом). Интенсивные физические нагрузки, как правило, будут безопасны уже через семь-десять дней.

Исправление асимметрии груди

Операция по коррекции груди этого типа проводят, например, если у пациентки груди разного размера и/или форму, и также для исправления положения соска. Как правило, операция не рекомендуется при незначительной разнице формы и размера грудей пациентки. В зависимости от сложности проблемы операция по коррекции груди может длиться два-три часа. Операции проходят успешно - то есть их результаты соответствуют ожиданиям пациенток - приблизительно в девяносто процентах случаев. Основная причина неудачных операция, как правило, в несоответствии ожиданий пациентки и возможной пластической хирургии. Именно поэтому очень важно, чтобы врач уже перед операцией рассказал пациентке о том, чего ей стоит ожидать от операции.

Уменьшение размера груди

Слишком большая грудь может быть не меньшей проблемой, чем слишком маленькая. Такая особенность внешности может вызвать неуверенность в себе, проблемы во взаимоотношениях с людьми и просто дискомфорт во время выполнения своих ежедневных обязанностей.

Операция по уменьшению груди всегда проводится под общим наркозом и длится, в среднем, два с половиной-три часа. После операции пациентке обычно приходится остаться в больнице на один-два дня, однако в некоторых случаях можно отправляться домой в день операции - это зависит от того, насколько инвазивной и продолжительной была операция.

Время восстановления после операции также зависит от того, насколько трудной была сама операция. В большинстве случаев пациентка может вернуться на работу через четырнадцать дней, но, а зависимости от многих факторов, кто-то восстанавливается быстрее, а кто-то - медленнее. В течение шести недель после операцию нужно избегать интенсивных физических нагрузок. Послеоперационный рубцы поблекнут несколько месяцев или даже лет спустя.

Подтяжка груди

Этот тип коррекции груди предназначен для того, чтобы сделать более упругой и подтянутой грудь, которая потеряла форму в результате грудного вскармливания, возрастных изменений и воздействия других факторов. Обычно эта процедура занимает от двух до двух с половиной часов и проходит под общей анестезией. Восстановительный период длится приблизительно столько же, сколько после операции по увеличению груди.

Предстарческие психозы Предстарческие психозы (синоним: пресенильные психозы, инволюционные психоз) — группа психических болезней, возникающих обычно после 50 лет. Причиной выделения послужил тот факт, что в этом возрасте встречаются депрессивные и бредовые психозы, клиническая картина которых значительно отличается от наблюдаемой в молодом и среднем возрасте.

Катамнестические, генеалогические и клинические исследования показали, что предстарческие психозы могут быть отнесены к поздно манифестированной шизофрении и маниакально-депрессивному психозу; в ряде случаев они (чаще пресенильный бред ущерба) представляют собой растянутый на многие годы дебют старческого слабоумия. Поэтому значительная часть отечественных психиатров и большинство зарубежных не выделяют предстарческие психозы в отдельную группу.

Основными формами предстарческого психоза являются пресенильная меланхолия и пресенильный берд ущерба. Пресенильная, или инволюционная, меланхолия часто начинается после психических травм, смены привычного жизненного стереотипа (например, уход на пенсию), соматических болезней. Клиническая картина характеризуется появлением тревожно-ажитированной депрессии и различных бредовых идей — самообвинения, самоуничижения, обнищания, убежденности в наличии тяжелого заболевания, нередко сменяемых бредом Котара. Течение пресенильной меланхолии затяжное, постепенно клиническая картина упрощается.

Пресенильный бред ущерба (инволюционнный параноид, или инволюционная пара развивается малозаметно, проявляется паранойяльным бредом ущерба, ограбления, реже отравления или преследования. Бред систематизирован в общем виде: всегда распространяется на лиц ближайшего окружения (соседей, совместно проживающих родственников, сослуживцев). Бредовые высказывания больных содержат большое количество конкретных деталей бытового характера (испачкали перепутали бумаги, отлили из кастрюли суп, трясут половики под дверью и т.д.), в связи с чем такой бред часто называют бредом обыденных отношений, или бредом «малого размаха». В части случаев бред может существовать без какого-либо усложнения в течение многих лет, иногда до самой смерти. У больных отмечается выраженное бредовое поведение, вырабатываются характерные приемы борьбы с чинимыми «хулиганскими» действиями. Так, они ставят дополнительные замки на дверях, особым образом раскладывают предметы, чтобы по изменению их положения уличить лиц, подозреваемых воровстве или попытке проникновения в комнату, во время приготовления пищи не отходят от плиты или привязывают крышку к кастрюле и т.д. Нередко у больных наблюдается несколько повышенный фон настроения. В обоих случаях они часто жалуются на мнимых обидчиков в различные общественные инстанции, а дома или на работе устраивают склоки и скандалы. Многие больные с пресенильным бредом ущерба, в т.ч. одинокие, хорошо адаптированы в быту; у части из них, несмотря на болезнь сохраняется профессиональная работоспособность. В психиатрические больницы помещают лишь тех больных, у которых появляется агрессивное поведение по отношению к окружающим или бред усложняется галлюцинаторными или аффективными расстройствами. Диагноз устанавливают на основании клинической картины. Лечение проводят психофармакологическими средствами в течение длительного периода. Многие больные с пресенильным бредом ущерба лечатся амбулаторно. Прогноз в отношении выздоровления сомнителен.
Маниакальные синдромы Маниакальные синдромы (франц. maniacal, от греч. mania сумасшествие, душевная болезнь; синоним мании) — психопатологические состояния, характеризующиеся приподнятым, радостным настроением, ускорением ассоциативных процессов до степени скачки идей, усиленной деятельностью, склонностью к необдуманным поступкам, расторможенностью влечений. Наиболее часто развиваются при эндогенных заболеваниях (маниакально-депрессивном психозе, шизофрении); могут явиться следствием экзогенных и органических заболеваний головного мозга, а также наблюдаться при эпилепсии.

В легких случаях маниакальные синдромы у больных отмечаются несколько приподнятое настроение, повышенная работоспособность; они испытывают чувство общего благополучия, удовлетворения, окружающее в их сознании приобретает радужные оттенки (гипоманиакальное состояние), В дальнейшем у больных нарушается внимание, они легко отвлекаются, становятся поверхностными их суждения и оценки, отношение к настоящему и будущему необоснованно оптимистическим. У них постоянно прекрасное расположение духа, прилив сил, ощущение необыкновенной бодрости, отсутствие утомляемости (веселая мания).

Ускорение ассоциативных процессов, как и темпа мышления, проявляется изменчивостью внимания, обострением памяти (гипермнезией). Больные многословны, речь их тороплива, они говорят без умолку, нередко отмечается скачка идей — резкое ускорение мышления с непрерывной сменой одной незаконченной мысли другой. Возможна сбивчивость и непоследовательность высказываний, которые могут достигать степени бессвязности. Все происходящее вокруг, как существенное, так и незначительное, привлекает внимание больного, однако не надолго. В ряде случаев отвлекаемость и изменчивость внимания достигают чрезвычайно высокой степени: больной фиксирует, а нередко и комментирует все, что попадает в его поле зрения (спутанная мания). В некоторых случаях такое состояние может сопровождаться повышенной раздражительностью, переходящей на короткое время в злобность (гневливая мания).

Усиленная деятельность проявляется по-разному: одни больные принимаются сразу за массу дел и не доводят ни одно из них до конца (непродуктивная мания); другие беспорядочно, часто неразумно тратят деньги, покупают ненужные вещи, при этом считая, что обладают недюжинными способностями государственного деятеля, писателя, художника, актера, исследователя, а иногда и выдают себя за таковых (мания с псевдопаралитическими симптомами); третьи начинают вмешиваться в дела производства, на котором работают, предлагают коренным образом изменить его структуру, нередко оставляют работу и целыми днями посещают различные учреждения, предлагая свои «проекты», добиваются встреч с различными должностными лицами. Больным свойственна переоценка своих возможностей; они обнаруживают у себя незаурядные способности, высказывают настойчивое желание изменить профессию (мания с сутяжным поведением). В более тяжелых случаях маниакальные синдромы могут возникнуть бред (бредовая мания), галлюцинации (галлюцинаторно-бредовая мания) и состояния помрачения сознания, например онейроида (онейроидное маниакальное состояние).

ДИАГНОЗосновывается на характерной клинической картине. Лечение проводится нейролептиками (например, аминазином, галоперидолом, трифтазином). Прогноз в отношении жизни благоприятный, в отношении работоспособности и социальной адаптации связан, в первую очередь, с нозологической формой, при которой развился маниакальный синдром, а также с глубиной и выраженностью изменений личности, обусловленных течением основного заболевания.
Шизофрения Ч.2 Как распознать заболевание?
Шизофрения — психическое заболевание, которое наиболее часто сопровождается маниакальными состояниями и галлюцинациями. Это самая тяжелая и самая распространенная психическая болезнь, отмечающаяся примерно у 1 % людей. Обычно возникает в переходном возрасте или чуть позднее, в 17—30 лет. Эта болезнь считается одной из самых загадочных. Науке и медицине пока немного известно о причинах ее возникновения. Обычно говорят о многофакторной этиологии, в которой кроме наследственности, важную роль играют условия внешней среды и ситуация в семье. Начало болезни и ее развитие при различных видах шизофрении отличаются друг от друга. У некоторых больных шизофрения возникает внезапно и симптомы ее очень остры. Иногда болезненные процессы развиваются достаточно медленно, в скрытой форме, симптомы малозаметны. Наиболее часто встречается приступообразная шизофрения, реже — хроническая.

К основным симптомам относятся:
бред, галлюцинации, псевдогаллюцинации;
нарушение мышления;
экстравагантное поведение, странная манера вести себя и одеваться;
различные эмоциональные реакции.
отстранение от окружения и замыкание в мире Собственных переживаний;
раздвоение личности, т. е. разрыв отдельных психических функций;
одновременное появление противоположных ощущений.
Некоторые авторы считают, что одним из основных признаков шизофрении является аффективное слабоумие, однако все чаще это мнение отвергается как несостоятельное. Приходится констатировать, что этот симптом бывает результатом многолетней изоляции или пребывания в больнице, но не проявлением заболевания.
Бред — ложные убеждения, представления, высказывания, свидетельствующие об искаженном восприятии и осмыслении происходящего, замене смысла, переоценке различных понятий, в которых больной запутывается. Больному может казаться, что его преследуют незнакомые люди, что текст газет и книг кем-то зашифрован. Больное воображение создает слуховые галлюцинации, некие голоса, что-то говорящие больному.
Нарушение мышления проявляется сначала в сложности и запутанности рассуждений, а затем в их полной бессвязности и бессмысленности.

Экстравагантное поведение выражается в чудачествах, чрезмерной возбужденности, пренебрежении личной гигиеной, и, в крайнем случае, переходит либо в кататонию, либо в немотивированную гиперактивность.
Эмоции претерпевают значительные изменения, теряют адекватность, например, в ситуации, которая вызывает у обычных людей смех, больной шизофренией не выражает никаких эмоций. Мимика становится невыразительной или отсутствует вовсе; речь также становится бедной, производя впечатление внутренней пустоты. Появляется апатия к занятиям, которые прежде увлекали человека. Больной теряет интерес к общению с другими людьми, смысл в какой-либо деятельности.

Каковы основные виды шизофрении?
Выделяют четыре основных вида шизофрении:
параноидальная шизофрения;
гебефрения;
кататония;
недиференциированная шизофрения.
Параноидальная шизофрения проявляется в виде бреда. Это может быть бред ревности, переходящей пределы разумного: скандалы из-за случайного взгляда, упреки, слежка и т. д. Помешательство может выражаться в утверждении больного, что у него
на работе появились враги, которые клевещут, ставят палки в колеса, компрометируют. Часто человеку кажется, что все обращают на него внимание, смеются над ним, отворачиваются от него. Дальше расстройство усугубляется галлюцинациями.
Для гебефрении кроме основных симптомов характерны также:
смена настроения, чередование тоски с бредом;
отсутствие дистанции в отношениях с окружающими;
дезорганизация речи, проявляющаяся в выкрикивании или однообразном повто¬рении отдельных фраз;
несвязность мышления;
дурашливое поведение;
несоответствие эмоций происходящим событиям.
Кататония характеризуется либо гиперкинетическими проявлениями (повышенная подвижность, возбуждение, иногда агрессия) либо гипокинетическими (заторможенность и даже ступор, мутизм, т. е. полный разрыв словесного контактах окружающим миром). Другим симптомом может быть негативизм.
Недифференцированная шизофрения — заболевание, характеризующееся проявлением в равной мере всех симптомов.
Существуют и другие виды шизофрении, например, вялотекущая, в которой первоначально доминируют симптомы, напоминающие невротические; периодическая, характеризующаяся наличием как непосредственно шизофренических симптомов, так и симптомов, свойственных аффективному синдрому, т. е. цикличностью приступов, повышенным или пониженным настроением.

Какое лечение применяется?
При любом, даже малейшем подозрении на шизофрению необходимо обратиться за психиатрической помощью. Иногда она может оказаться ненужной, но при подтверждении заболевания обязательно лечение в стационаре.
Прежде чем назначить лечение, больного всесторонне и подробно обследуют. Учитывается возможность маниакально-депрессивного психоза, органических поражений головного мозга, различных заболеваний внутренних органов, влияющих на состояние мозга, наркомании, опухолей мозга, эпилепсии, аутоиммунных заболеваний, поражения печени, влияния лекарств.
Лечение носит комплексный характер и сочетает психотерапевтические методы, применение антипсихотических лекарственных препаратов, реабилитацию и социальную помощь.

Каков прогноз шизофрении?
Сам диагноз шизофрении еще ничего не говорит о ее дальнейшем течении и прогнозе. У каждого третьего больного после обнаружения болезни даже самые острые симптомы очень часто исчезают бесследно и могут не повторяться. Почти у половины пациентов наблюдается клиническое выздоровление и социальная адаптация, они могут продолжать учиться и работать, добиваясь при этом больших успехов в жизни. Примерно у 15 % людей заболевание с самого начала имеет затяжной характер и приводит к появлению слабоумия и распаду личности.

Результаты лечения в значительной степени зависят от общественных условий, в которых живет больной. Если он возвращается в круг людей, которые оказывают ему поддержку, рассчитывают на него, если удастся найти близкого человека, то обычно наступает заметное продолжительное выздоровление. Если же в доме больного будет господствовать конфликтная ситуация, Последует отчуждение и дискриминация, то обострений болезни избежать крайне трудно, и они будут довольно частыми. Несмотря на то что, по мнению большинства людей, диагноз шизофрении перечеркивает всю будущую жизнь человека, следует понимать, что течение болезни зависит от многих факторов и может быть разным: от единожды появившихся симптомов до хронического состояния.

В последние несколько десятилетий сильно изменилось отношение к больным и методы поведения с ними. Целью психотерапии является обеспечение хорошего контакта пациента с его семьей и врачом, выработка у него навыков контроля за своим состоянием, приемом лекарственных препаратов, противостояния стрессам, пагубно влияющим на состояние больного. Все реже и реже используется полная изоляция больного, зато чаще применяются элементы психо-, социотерапии, лечебное воздействие семьи и окружения больного. Ему помогают приобрести необходимые навыки по самообслуживанию, посещению магазинов, ведению хозяйства, общению с окружающими.
Значительно расширился выбор лекарственных препаратов. И хотя некоторые из них имеют побочные действия, но медикаментозная терапия уменьшила страх медицинского персонала перед больным, позволила расширить список свобод и прав пациента, сделала психотерапевтический контакт более удобным. Все это значительно влияет на самочувствие больного и на улучшение результатов лечения.
Невротические расстройства Что влияет на появление и развитие невротических расстройств?
Одним из наиболее распространенных хронических заболеваний являются разного рода неврозы. По мнению некоторых исследователей, это характерная болезнь нашего времени, неразрывно связанная с развитием цивилизации и техники.
В последние годы у все большего количества людей отмечаются невротические симптомы. Следует, однако, думать, что существовали они — хоть, может, и в другой форме — уже в глубокой древности, причем их не рассматривали как симптомы болезни. Сегодня частое диагностирование неврозов (а их число действительно возросло) связывают с доступностью и улучшением медицинской помощи, победой над многими инфекционными болезнями, которые доминировали раньше, а также «модой» — особенно в некоторых западных странах — на психогенные хронические заболевания и различные психоаналитическое и психотерапевтическое лечение.

Существенную роль играет увеличение неврогенных факторов, к которым, прежде всего, относятся:
постоянная спешка;
длительные психические переживания;
неудача при выполнении слишком трудного для человека задания, потребовавшего длительного физического и нервного напряжения;
длительная внутренняя борьба, необходимость скрывать гнев, другие негативные эмоции;
ослабляющее воздействие многих заболеваний (инфекционных, эндокринных, травм и т. д.);
нарастающее чувство соперничества и необходимость достижения успеха;
урбанизация, влекущая за собой уменьшение жизненного пространства;
необходимость общения с большим количеством людей;
шум и прочие вредные физические и химические явления;
изменение структуры семьи (большие, состоящие из нескольких поколений семьи за последние несколько десятков лет превратились в семьи, состоящие из двух поколений);
ослабление межличностных контактов, которые зачастую ограничиваются чисто формальными отношениями;
кризис в семье.
Эти факторы представляют собой главным образом психологические причины появления неврозов.

Отсутствие эмоциональной поддержки, вытекающее из вышеназванных причин, также приводит ко все более частому диагностированию неврозов.
Необходимо упомянуть и о ятрогенных факторах (связанных с реакцией больного на слова и поведение врача). Слишком частое выписывание лекарств и их доступность, уверенность в том, что при каждом недомогании, даже самом незначительном, следует принимать какое-нибудь лекарство, часто провоцируют вторичные невротические появления, такие как бессонница, зависимость от лекарственных препаратов и т. п. При всех этих оговорках считается, что невротические симптомы наблюдаются у 20—30 % людей, а в некоторых, особенно предрасположенных к этому недугу средах — до 80 и 90 %. Такая частота развития неврозов характерна, например, для моряков телефонисток, работников торговли, людей, проживающим в мегаполисах (например, в Нью-Йорке).

Можно ли избежать врачебной помощи при появлении невротических симптомов?
Конечно, не каждый невротический симптом и даже не каждый невроз требуют лечения. Большинство людей, страдающих этим недугом, никогда не прибегают к медицинской помощи, а симптомы постепенно исчезают или в значительной степени уменьшаются при изменении окружения, после отдыха, благодаря советам либо поддержке со стороны близких, друзей, священника и т. п.
Установлено, что половина всех пациентов, обращающихся к терапевту, страдают, прежде всего, неврозами, однако только незначительная их часть нуждается в психиатрическом лечении.
Направление пациента к психиатру необходимо в том случае, если невротические симптомы наблюдаются в течение продолжительного времени, появляются или усиливаются симптомы депрессии. Неврозы, связанные со страхами (фобиями), а также различные навязчивые состояния требуют психиатрического лечения. Пациенты, которым необходима госпитализация, являются, скорее, исключением, чем правилом. В абсолютном большинстве случаев достаточно амбулаторного лечения или посещения психотерапевтических кабинетов в поликлиниках.

Невроз — общее название группы заболеваний, причиной которых является неправильная реакция "на какой-нибудь отрицательный эмоциональный или внешний раздражитель, а симптомы имеют активный характер.
Кроме функциональных нарушений врач, проводящий обследование, как правило, не констатирует никаких других изменений физического состояния.
Даже самый устойчивый человек способен проявлять невротические симптомы в особо трудных жизненных ситуациях. Потливость, покраснение, спастические боли в кишечнике, поносы, заикание, чувство пустоты в голове часто сопровождают такие обычные ситуации, как экзамен, участие в судебном процессе, необходимость выступления перед широкой аудиторией и т. п. Однако никто не считает это неврозом.

О неврозе можно говорить только тогда, когда проявляется множество признаков на протяжении длительного времени.
Невротические реакции в виде страха, беспокойства/нарушения сна, вегетативных симптомов могут наступить, например, после пережитой катастрофы, угрожающего жизни происшествия, перенесенной неприятности и т. п., но, как правило, они проходят по истечении некоторого времени без какого-либо лечения. Изредка такие симптомы имеют тенденцию к упрочению и прогрессированию. Случается, что один неприятный внешний раздражитель служит поводом к появлению невроза, который требует лечения. Невроз может наступить после переживаний определенных страхов, например, спортсмен, который перенес травму, позднее будет бояться похожих ситуаций. Такие же симптомы могут появиться у водителей после несчастного случая. Нередко они в течение долгого времени переживают случившееся, а потом уже не могут сесть за руль. Чаще всего невроз развивается вследствие воздействия отрицательных раздражителей, которое продолжается довольно долго. Иногда речь идет об одних и тех же факторах, в других случаях несколько разных причин накладываются друг на друга. В зависимости от устойчивос¬ти психики человека, а также врожденных особенностей невроз может развиться после более или менее продолжительного стресса.

Плохие материальные условия, трудности на работе, отсутствие взаимопонимания в семье имеют существенное значение, хотя относительно редко приводят к появлению невроза как единственные факторы. Большее значение имеют различные тяжелые эмоциональные переживания, например, разногласия с сексуальным партнером, постоянно заниженная самооценка, уязвленное самолюбие и т. п. К появлению невроза приводят личностные переживания и часто повторяющиеся стрессы разной степени сложности. Конечно же, очень важную роль в их развитии играют так называемые опосредованные факторы, такие как окружение, в котором находится человек, общественная позиция, удовлетворение, получаемое от работы, материальная ситуация, общее состояние здоровья. Каждый из этих факторов (если является неблагоприятным) может ускорить возникновение невротических симптомов либо стать причиной того, что невроз не разовьется или будет иметь вялотекущий характер. Существует много видов неврозов, почти каждый автор приводит новую классификацию и новые его виды.
По данным современных авторов, неврозы составляют 20—25 % среди психических заболеваний.
К общим проявлениям неврозов относятся:
расстройства самочувствия;
эмоциональные расстройства;
нарушения психических функций;
расстройства волевых функций и влечений;
нарушения со стороны внутренних органов и систем организма (соматовегетативные расстройства).

Расстройства самочувствия включают в себя постоянное ощущение вялости, разбитости (особенно по утрам), повышенной утомляемости. Больной жалуется на неприятные ощущения в органах и частях тела, сон не освежает, а скорее, наоборот, утомляет, работоспособность, резко снижена и быстро сменяется упадком сил и апатией.
К эмоциональным расстройствам относятся неустойчивость настроения, повышенная раздражительность, излишняя чувствительность и впечатлительность. На различные бытовые ситуации такие люди реагируют бурными эмоциональными вспышками, которые затем сменяются депрессией, они также склонны к необоснованным страхам и опасениям.
Нарушения психических функций — это, прежде всего, ухудшение памяти (забывчивость, ослабление запоминания), внимания (невозможность надолго сконцентрироваться на проблеме, быстрая истощаемость или отвлекаемость). Больных постоянно посещают пессимистические мысли, порой беспричинно беспокоят неприятные ощущения, могут также ухудшаться зрение и слух.

Расстройства волевых функций и влечений проявляются нарушением аппетита, снижением инстинкта самосохранения, нарушениями в сексуальной сфере. Сексуальные расстройства являются одним из наиболее существенных симптомов и главным поводом обращения к врачу. У мужчин они проявляются в виде отсутствия эрекции или преждевременной эякуляцией, у женщин — охлаждением к сексуальному партнеру и отсутствием оргазма. Расстройства в этой сфере почти в 90 % случаев функциональные, они вызывают наибольшее беспокойство, особенно у мужчин, и чувство угнетения собственного достоинства; подобные расстройства могут спровоцировать наступление депрессии и даже попытки к самоубийству. Эти расстройства достаточно хорошо поддаются лечению и обычно исчезают без следа.

Соматовегетативные расстройства включают потливость, тошноту, необъяснимую рвоту, возникающую без видимых причин, запоры, поносы, неустойчивость пульса и артериального давления.
По современной классификации выделяют три основных вида неврозов:
неврастения;
невроз навязчивых состояний;
истерический невроз.

Неврастения — наиболее часто встречающийся вид невроза. С одной стороны, она характеризуется состояниями повышенной раздражительности и возбудимости, склонности к конфликтам по незначительным поводам, а с другой — астеническим синдромом, чувством слабости, недееспособности, снижением внимания, склонностью к переоценке трудностей. Кроме того, это состояние сопровождается расстройствами сна, сердцебиениями, потливостью, нарушением аппетита, множеством неприятных ощущений и временных нарушений деятельности внутренних органов. Из описанных выше симптомов особенно многочисленны вегетативные. Все это может привести человека к тревоге по поводу своего здоровья и работоспособности.

Невроз навязчивых состояний является более тяжелым заболеванием, чем неврастения. Для него характерно насильственное возникновение мыслей, воспоминаний страхов, стремлений, представлений, действий. Больной постоянно «пережевывает» определенные (обычно тревожные) мысли, которые вновь и вновь приходят на ум. Они всегда тягостны, но сопротивляться им больной не может. Также характерна для этого состояния склонность к соблюдению различных ритуалов, придуманных самим больным, якобы для предотвращения каких-либо событий, которые могут причинить вред. Очень часто сами больные воспринимают такое свое поведение как бессмысленное и пытаются сопротивляться, но эти попытки, как правило, безуспешны и лишь усугубляют тревогу.

Истерический невроз (истерия) характеризуется несколько иной картиной. Многие вообще считают его не столько болезненным состоянием, имеющим свое начало, течение и завершение, сколько чертой характера личности, которая временами может обостряться и принимать вид расстройства, требующего медицинского вмешательства. Во время истерии могут проявляться симптомы, похожие на те, которые сопутствуют соматическим заболеваниям. Некоторые из них особенно характерны для данной болезни. В настоящее время мы все реже и реже встречаемся с истерическими приступами, которые были часты в XIX столетии и сопровождались непроизвольными судорогами всего тела, криком, выгибанием тела дугой, но тем не менее сегодня мы можем наблюдать много других проявлений. К ним можно отнести афонию — состояние, когда пациент не способен громко произносить слова и пробует общаться с помощью маловыразительного шепота; истерическую слепоту, параличи, которые возникают без нарушений иннервации, симптомы нарушения чувствительности — так называемая астазия-абазия или невозможность удержаться на ногах и пошатывание без каких бы то ни было причин и мышечных нарушений.

Другими типичными симптомами могут быть; так называемый «истерический гвоздь» — головная боль, локализующаяся в одном участке головы; «истерический клубок» — ощущение наличия в горле чужеродного тела, затрудняющего дыхание, глотание и речь. В исключительных ситуациях истерические симптомы могут усиливаться даже до психопатических комплексов. Симптомы могут быть не только у одного человека, но и у группы людей. Этим, например, объясняется возникновение некоторых средневековых религиозных сект, например флагеллантов, или явление коллек¬тивного внушения, например массовая «одержимость злым духом», и т. п.
Патологическая зависимость от азартной игры Зависимость от игры стала одной из серьезных проблем российского общества, как социальной, так и сугубо медицинской. Бурное и долгое время практически не контролируемое развитие игорного бизнеса многих российских граждан Привело к нищете, а кого-то и к самоубийству. В иностранной научной литературе изучению различных аспектов патологической зависимости от азартной игры посвящено множество работ. В частности Cunningham-Williams R. М, Cottier L. В., Compton W. M. et al. (1998) выявлена высокая коморбидность патологического гэмблинга (до 50%) с другими расстройствами. Наиболее часто встречаются обсессивно-компульсивные расстройства (Linden R. D., Pope H. G., Jones J. М., 1986), синдром дефицита внимания (Carlton P. L., Manowitz P., McBride H. et al , 1987), тревожные и депрессивные расстройства (McCormick R. A., Russo A. M., Ramirez L. F. et al., 1984). Отмечается, что одним из факторов риска формирования патологического гемблинга являются личностные особенности (эмоциональная неустойчивость, сниженный самоконтроль, бедность суждений). Так Roy et al., 1989; Steel Z., Blas-zczynski A. (1998) выявили среди патологических игроков более высокий уровень нейротизма, импульсивности, по сравнению с контрольной группой.

В нашей стране подобных исследований значительно меньше (Зайцев В. В., 2000.; Зайцев В. В., Шайдулина А. Ф., 2003; В. Л. Малыгин, Б. Д. Цыганков, 2006). Остаются малоизученными психопатологические феномены, сопровождающие патологическую зависимость от игры, их взаимосвязь с личностно-характерологическими свойствами патологических игроков.

Целью настоящего исследования являлось изучение личностно-характерологических свойств и особенностей психопатологических расстройств у больных, страдающих патологической зависимостью от азартных игр. Диагностическими критериями для диагностики являлись дефиниции МКБ-10 (класс F 63.0). Методы исследования — клинический, клинико-психологиче-ский. Для уточнения распространенности и глубины психопатологических нарушений использован «Опросник выраженности психопатологической сиптоматики» SCL-90R, адаптированный в России Н. В. Тарабриной, 2001. Основные дефиниции опросника: шкала соматизации; шкала обсессивно-компульсивных расстройств; шкала межличностной сензитивности; шкала депрессии; шкала тревожности; шкала враждебности; шкала фобической тревожности; паранойяльные симптомы; психотизм. В SCL-90R имеется также два обобщенных индекса, отражающих степень выраженности симптоматики (GSI) и наличие симптоматического дистресса (PSDI). Характерологические свойства оценивались исходя из классификации Леонгарда опросником Шмишека. Механизмы психологических защит оценивались с помощью опросника «Индекс жизненного стиля». Для выявления ведущих копинг-стратегиий применялся опросник Лазаруса.

В 2004-2006 гг. нами было обследовано 96 пациентов, обратившихся за помощью в связи с патологической зависимостью от игры в игровые автоматы. Для сравнения распространенности и степени выраженности психопатологической симптоматики среди патологических азартных игроков была создана контрольная группа (п=77) из лиц, обратившихся в поликлинику на медосмотр для получения прав на вождение автомобиля, сходная по возрасту, полу и полученному образованию. Данные анализировались статистически с использованием критерия Стьюдента, метода х2, критерия Манна-Уитни.
В результате исследования было выявлено, что в момент обращения пациентов за помощью (п=73), на этапе прерывания игрового цикла 93,2% больных, (п=68) находилось в состоянии глубокого дистресса, с преобладанием в структуре психопатологических нарушений депрессивных расстройств (чувством вины,за создавшуюся ситуацию, ощущением, что будущее безнадежно и чувством собственной никчемности, вплоть до наличия суицидальных мыслей); высоким уровнем тревоги; обсессивно-компульсивными расстройствами (неприятными неотвязными мыслями, связанными с проблемами, вызванными игрой), враждебностью и паранойяльностью (легко возникающим раздражением, неконтролируемыми вспышками гнева, порой импульсивным желанием причинить телесные повреждения кому-либо, ощущением, что другие люди наблюдают за мной или говорят обо мне).

У большинства пациентов (82,2%) в период обострения патологической зависимости от игры отмечалось состояние своеобразного гипнотического транса — отрешенность от повседневных забот, чувственная притупленность и погруженность в мир собственных переживаний, связанных с игрой. Данная психопатологическая симптоматика, может быть расценена как состояние измененного (суженного) сознания.
По данным выбора ответов на вопросы применявшегося опросника SCL-90R депрессивные симптомы характеризовались пациентами как ощущение чувства вины, за создавшуюся ситуацию, чрезмерное беспокойство по разным поводам или наоборот чувством апатии, ощущением, что будущее безнадежно и чувством собственной никчемности. В 15 случаях (20,5%) обследованные отмечали наличие суицидальных мыслей. У 36 наблюдавшихся
(49,3%) имелись астенические расстройства, выявляемы по шкале соматизации опросника — слабость, головокружение, реже затруднение дыхания, приступы жара или озноба.
Тревожные симптомы характеризовались пациентами как нервозность, внутренняя дрожь, невозможность усидеть на месте, порой ощущением, что может, случится что-то плохое. Обсессив-но-компульсивные нарушения проявлялись повторяющимися неприятными навязчивыми мыслями, связанными с проблемами, вызванными игрой, проблемами с памятью, иногда затруднениями сосредоточения. Враждебность характеризовалась легко возникающим раздражением, частым желанием вступать в спор, порой неконтролируемыми вспышками гнева, а в 15 случаях (20,5%) импульсивным желанием причинить телесные повреждения кому-либо. Паранойяльные расстройства определялись по данным опросника двумя симптомами — «другие люди недооценивают мои достижения» и ощущением, что «другие люди наблюдают за мной или говорят обо мне». В данном случае речь идет скорее о формировании сверхценных идей отношения на фоне стрессовой ситуации. Основными симптомами по шкале психо-тизма, имеющейся в опроснике SCL-90R было ощущение, что «с рассудком творится что-то неладное», мыслями о наказании за грехи и чувством одиночества, которые сочетались с симптомами высокой тревоги и затруднениями сосредоточения, выявляемыми по другим шкалам. Галлюцинаторная и бредовая симптоматика по данным опросника и клинического наблюдения не выявлены не были. В зависимости от клинического сочетания симптомов выделены следующие синдромы. Тревожно-депрессивный — 37 случаев (50,7%). Астено-депрессивный синдром — 29 наблюдений (39,7%). Депрессия с преобладанием апатии выявлена 7 случаев (9,6%). У 66 пациентов (90,4%) тревожные расстройства сочетались с идеями отношения, обусловленными психотравмирующей ситуацией, а в 20 случаях (27,3%) в структуре депрессии значительное место занимали фобии. Фобическая симптоматика была тесно спаяна с пихотравмирующими факторами (в частности с наличием долгов) и проявлялась необходимостью избегать некоторых мест или действий, иногда чувством страха на улице (также обусловленного долгами или конфликтными отношениями).

Следует отметить, что в 61 случае (92,4%) степень выраженности расстройств, по данным опросника SCL-90R достигала уровня дистресса, что свидетельствует о значительной глубине нарушений, вызванных действием стресса.
В процессе клинико-психопатологического обследования у 23 пациентов (31,5%) выявлялись симптомы, которые, очевидно, следует расценивать как явления деперсонализации — ощущение измененности и отчужденности собственного «Я», ощущения, что «кто-то другой играет в эту игру, а не я». В 7 случаях (9,6%) на момент обращения за помощью выявлена непроизвольная загруженность навязчивыми образами картинок, предъявляемых игровым автоматом во время игры, возникавшая сразу же в момент закрытия глаз, что может быть расценено как гипнагогические галлюцинации. У 3-х пациентов (4,1%) на фоне явлений депрессии, обусловленной крупными материальными потерями и разрушением семьи отмечались симптомы соответствующие посттравматическому стрессовому расстройству: яркие, красочные воспоминания (в период засыпания или во сне) об участие в игре, заканчивающейся крупным проигрышем и сопровождающиеся переживанием тревоги; избегание мест, напоминающих о стрессовой ситуации (в частности здания банка, где взят кредит под игру); повышенная раздражительность, нарушение засыпания. Большинство пациентов (п=60,82,2%) на момент обращения за помощью отмечало своеобразную отрешенность от повседневных забот, чувственную притупленность и погруженность в мир собственных переживаний, связанных с игрой, описывая это как своеобразную «заколдованность» или состояние гипноза, транса. Возникновение данного состояния отмечалось пациентами непосредственно (в течении 1-2-х суток) перед игрой, в период игры и в первые дни после окончания игры. Данная психопатологическая симптоматика, возможно, может быть расценена как состояние измененного (суженного) сознания с характерной для него концентрацией внимания на избранном объекте, поглощенность объектом внимания с одновременной отстраненностью от окружающей действительности.

В. В. Зайцев и А. Ф. Шайдулина (2003), описывая развитие фаз и поведение пациентов, составляющих так называемый игровой цикл, выделяют следующие этапы: 1) фаза воздержания, 2) фаза «автоматических фантазий», когда учащаются спонтанные фантазии об игре, 3) фаза нарастания эмоционального напряжения, 4)фаза принятия решения играть, 5) фаза вытеснения принятого решения, 6) фаза реализации принятого решения. Менее изучены клинико-психопатологические феномены, сопровождающие выделенные этапы.
Проведенное нами исследование 23 пациентов, совершивших в период терапии от одного до трех игровых циклов, позволило выявить и описать своеобразие динамики психопатологических феноменов на различных этапах игрового цикла. Так, вслед за описанным нами этапом дистресса, проявлявшегося сложным психопатологическим комплексом (сочетание тревожно-депрессивных, обсессивно-компульсивных и паранойяльных симптомов) следовал период умеренно-выраженных депрессивных расстройств с постепенной редукцией тревожных и обсессивно-компульсивных нарушений. Спустя 10-20 дней (14,6+8,2) с момента обращения за помощью психическое состояние характеризовалось стойкими субдепрессивными расстройствами с неглубокими астеническими или апатическими симптомами и описываемыми пациентами как состояние «скуки». В последующем астенические и апатические симптомы в рамках субдепрессивных расстройств сменялись симптомами тревоги и умеренной дисфории. Именно в этот период вновь появлялась обсессивно-компульсивная симптоматика в виде навязчивых мыслей и представлений об игре, вплоть до гипногогических галлюцинаций (неконтролируемого калейдоскопа картинок игры, при закрытии глаз). В момент срыва к игре состояние описывалось пациентами как ощущение полной погруженности в представления о предстоящей игре, с отрешенностью от окружающей действительности. Таким образом, можно вьщелить следующие клинико-психопатологические периоды игрового цикла: 1) период дистресса, следующий сразу за игрой, 2) период умеренно выраженных тревожно-депрессивных расстройств, 3) период субдепрессивных расстройств с преобладанием астении или апатии, 4) период тревожных и дисфорических расстройств в сочетании с субдепрессией, 5) период суженного сознания (транса игры), предшествующий непосредственно срыву.

Исследование личностно-характерологических свойств патологических азартных игроков (п=70) выявило, что лишь 10 из них (14,3%) принадлежало к ярко-выраженным акцентуированным личностям., с преобладанием гипертимных (п=5; 50%) и возбудимых (п=3; 30%) акцентуантов, а также демонстративные (п=1; 10%) и эмотивно-лабильные (п=1; 10%). В остальных случаях выявлены средние значение показателей Шмишека. Однако и в этих случаях выявлены тенденции к преобладанию гипертимных, возбудимых, демонстративных и эмотивно-лабильных личностных черт.
Как известно именно данные личностные черты определяют склонность к эмоциональной охваченности переживаниями, сниженностью волевого компонента с одновременным гедонистическим компонентом направленности личности (за исключением эмоционально-лабильных характерологических свойств). В. Д. Менделевичем (2003), в частности выявлено что патологические азартные игроки имеют более низкую способность к прогнозированию жизненных событий, по сравнению с контрольной группой. Автором также отмечается более сниженная волевая деятельность у игроков, что проявляется расстройством преодоления препятствий, смещение профиля личности в сторону экстернальности, находящееся в прямой зависимости с эмоциональной неуравновешенностью.

Вопрос о значении акцентуированных черт характера в формировании игровой зависимости до настоящего времени остается дискуссионным. Так Папырин В. Д., 2005 отмечает более быстрое формирование игровой зависимости у больных с гипертимными чертами характера, по сравнению с пациентами, характеризующимися гипотимными особенностями личности. Напротив, Молчанова Ю. Ю (2005) считает, что формирования зависимости от игры одинаковы, как для лиц с девиациями характера, так и для лиц с «нормальной» психологической предиспозицией и в большей степени обусловлен искажением ценностной иерархии существующей части общества. Возможно, в том многочисленном контингенте азартных игроков, следует выделять категорию патологических азартных игроков, близкую к ним группу проблемных азартных игроков, где характерологические свойства имеют существенную роль в формировании зависимого поведения и группу социальных игроков, попавших в игровую зависимость в связи с влиянием социальных факторов и в первую очередь широкой распространенностью игорных заведений.

Анализ динамики механизмов психологической защиты и копинг-стратегий поведения выявил следующее. В момент обращения за помощью наиболее часто (81,5 процентилей) использовалось отрицание, вытеснение (76 процентилей), проекция (72 процентилей) и регрессия (70 процентилей). Выявлена тесная взаимосвязь между уровнем дистресса и напряженностью психологических защит (г=0,8). Наиболее распространенными копинг-стратегиями являлись принятие ответственности, планирование решения проблемы, сочетавшиеся с конфронтационным копингом, что отражает противоречивость мотивов и выбираемых стратегий поведения в момент обращения за помощью. Характерно, что в 4-м периоде игрового цикла, предшествующего срыву (нарастание тревожных и дисфорических расстройств) отмечалось усиление механизмов психологической защиты по типу отрицания (92 процентиля) и вытеснения (85 процентиля), с одновременным снижением проекции (65 процентилей) и регрессии (56 процентилей). Динамика копинг-стратегий отражала преобладание стратегий дистанцирования и конфронтационного копинга, с одновременным снижением показателей копинг-стратегий принятия ответственности и планирования решения проблемы.

Таким образом, зависимое поведение от азартной игры на различных ее этапах сопровождается определенными психопатологическими феноменами: расстройствами депрессивными тревожного или астенического спектра с включением в структуру депрессии обсессивно-компульсивных расстройств, паранойяльной симптоматики и фобических нарушений. В большинстве случаев отмечаются признаки измененного сознания, характеризующиеся поглощенностью объектом (игрой), концентрацией внимания на объекте с одновременной отстраненностью от окружающей действительности. Имеется определенная закономерность формирования цикла азартной игры: 1) период дистресса, следующий сразу за игрой, 2) период умеренно выраженных тревожно-депрессивных расстройств, 3) период субдепрессивных расстройств с преобладанием астении или апатии, 4) период тревожных и дисфорических расстройств в сочетании с субдепрессией, 5) период суженного сознания (транса игры), предшествующий непосредственно срыву.

Характерологические свойства патологических азартных игроков определяются преобладанием гипертимных, возбудимых и демонстративных черт характера, лишь в 14,3% достигающих уровня акцентуаций. Динамика механизмов психологической защиты отражает преобладание защитных механизмов по типу отрицания, вытеснения, проекции и регрессии.
К вопросу феноменологии и патогенеза формирования компьютерной игровой зависимости За последние годы в России стала актуальной проблема игровой зависимости. Основное внимание общественности и ученых сконцентрировано на гемблинге, т.е. на зависимости связанной преимущественно с игровыми автоматами. Это обусловлено высоким темпом развития болезни и неизбежной утратой социального статуса. Однако в настоящее время с гемблингом начинает конкурировать еще одна игровая зависимость — от компьютерных игр. Коснулась она преимущественно детей и подростков, особенно лиц мужского пола (А. В. Худяков, Ю. В. Староверова, М. С. Киселева. 2006). Опасность данного расстройства заключается в том, что болезнь развивается относительно медленно, незаметно меняя личность, ее направленность, круг интересов. С целью определения распространенности увлечения компьютерными играми нами было проведено анонимное анкетирование 134 девятиклассников г. Иванова.

В настоящее время игровая техника стала очень доступна: так у 63% девятиклассников г. Иваново есть дома компьютеры, у 62% юношей и у 91% девушек есть мобильные телефоны. Есть также возможность посещать компьютерные игровые клубы, многие из которых работают круглосуточно. Среди юношей 76% имеют опыт посещения таких клубов, при этом 25% оставались в нем на ночь.
Из числа опрошенных детей каждый третий (34%) играет на компьютере ежедневно, более двух часов в день — половина юношей (48%) и каждая четвертая девушка (27%). Среди юношей каждый четвертый (24%) признался в том, что за играми максимально смог провести целый день (более 15 часов).

Столь высокая распространенность увлечением компьютерными играми обусловлена тем, что родители длительное время имеют определенные выгоды от наличия у своего ребенка «управляемой» зависимости. Компьютерная игра становится стимулом, а запрещение играть — формой наказания, при этом многие родители удовлетворены тем, что ребенок свободное время проводит дома, а не на улице. Поэтому, со слов школьников, половина родителей (46%) относится безразлично к тому, что их ребенок много времени проводит за игрой, а 23% — положительно. Многих детей слишком рано приобщают к данному виду деятельности: так 25% опрошенных познакомились с электронными играми в возрасте до 8 лет. Наш опыт показывает, что родители обычно игнорируют информацию о возможных негативных последствиях компьютерных игр и обращаются за помощью только в том случае, когда зависимость «выходит из-под контроля»: снижается успеваемость в школе, ребенок прогуливает уроки, возникают денежные долги и т. п.

В последние годы появились работы, показывающие влияние компьютерных игр на психику (И. В. Бурлаков. 2000; М. С. Иванов, Г. М. Авилов. 2002). Однако, по нашему мнению, сталось без должного внимания состояние, в котором находится человек в процессе игры. Наши наблюдения позволяют полагать, что это состояние сходно с гипнотическим. В пользу такого утверждения говорят следующие факты: для «вхождения» в игру необходимо сконцентрироваться на ее объекте, при этом постепенно восприятие внешних раздражителей все больше притупляется (угасает роговичный рефлекс, болевая чувствительность, потребность в еде и т.п.). Нарушается восприятие чувства времени — оно течет быстрее. Игрок способен долго находиться в практически неподвижном состоянии, он как бы застывает в одной позе. Информация идущая из внешнего мира воспринимается слабо или не воспринимается совсем, а через зрительный и слуховой анализаторы формируется раппорт между игрой и играющим. Игра внушает субъекту определенные переживания, которые воспринимаются почти как реальные, так же появляется возможность идентификации себя с героем игры. Именно поэтому в игре человек испытывает сильные эмоции, которые объективно выражаются в бурной деятельности вегетативных отделов нервной системы.

Важной деталью является и то, что когда игрок «вошел» в виртуальную реальность, разрешающая способность графики перестает восприниматься (не ощущается качество хорошей графики, перестает замечаться качество плохой графики). Очевидно, что можно говорить о том, что в процессе вхождения в гипнотическое состояние происходит функциональная перестройка работы мозга (системы компьютер-анализаторы): мозг как бы подстраивается под новые условия восприятия объективной действительности и начинает полученную информацию «кодировать в привычный формат». В пользу вышеизложенного свидетельствуют возникающие обычно после игры дереализационные расстройства. Так, 17% играющих девятиклассников отмечали, что после длительного пребывания за игрой хотя бы однажды мир на некоторое время становился каким-то нереальным, другим. По описанию близких в это время ребенок обычно выглядит рассеянным, заторможенным, он с трудом сосредотачивается на делах, иногда забывает их выполнить. Данное расстройство предположительно обусловлено нарушением ясности сознания, функциональной перестройкой работы мозга в системе компьютер-анализаторы, которую надо «настроить» обратно на реальный мир.

Таким образом, из-за многократного вхождения в измененное состояние сознания и оживления эмоций в процессе игры, в нижележащих структурах головного мозга формируются очаги застойного возбуждения, которые по механизму отрицательной индукции начинают подавлять близлежащие отделы, которые в норме отвечают за состояние ясности сознания (И. П. Павлов, 1973). Данное предположение подтверждают современные исследования электрической активности головного мозга лиц, страдающих патологическим влечением к азартным играм: у них было выявлено в 96,4% случаев диффузные изменения биоэлектрической активности головного мозга, причем у 10,7% они были значительными, у 53,6% — умеренными и у 32,1% — легкими (А. О. Бухановский, В. А. Солдаткин, В. С. Коваленко, 2006).

Клинически в пользу вышесказанного свидетельствуют такие случаи: подавляющее большинство игроков отмечает, что после длительного пребывания за играми «перед закрытыми глазами еще долго мелькают эпизоды игры», так же достаточно типично «продолжение игры» во сне. Трое из ста опрошенных школьников независимо друг от друга признались в том, что после ночного пребывания в компьютерном клубе, утром после игры видели перед собой еще в течение 10-20 минут прицел (крестик) как в игре. Таким образом, на данных примерах можно говорить о том, что на фоне длительного пребывания за игрой формируются очаги застойного возбуждения в коре больших полушарий, которые клинически проявляются в виде навязчивых зрительных образов, достигающих не только степени эйдетизма, но, в исключительных случаях, и галлюцинаторного уровня.
Мы приводим ряд наблюдений, подтверждающих предположение, что на фоне снижения активности коры больших полушарий происходит активация патологического очага застойного возбуждения. У пациента хирургического отделения при введении внутривенного наркоза в фазе возбуждения развилась аффективная агрессивно-оборонительная реакция. По его поведению и выкрикам стало ясно, что больному кажется, будто он находится в игре, и на него нападают «монстры». В дальнейшем было выяснено, что пациент увлекается компьютерными играми жанра «action» и 3D.

Подросток, возвращаясь утром домой после ночного пребывания в компьютерном клубе (играл преимущественно в DOOM), вдруг «услышат» мелодию из игры, а затем «заметил» что зашевелились кусты и из них вылез «монстр». При этом он испытал сильный страх. Рядом с ним шел друг, который заметил его состояние и довел его до дома, при этом подросток продолжал испытывать страх и «чувствовал спиной», что чудище идет следом.
Другой подросток, вернувшись утром домой так же после ночного пребывания в компьютерном клубе (играл преимущественно в DIABLO) лег спать. Однако сон был прерван родными, которые заставили выполнять работу по дому. Находясь в полусонном состоянии, юноша взял топор, и ему показалось, что он «в игре». Находившегося радом отца он воспринял как «чудище» из игры. Под влиянием сильного страха стал «защищаться» от него топором. После того как услышал крик и заметил, что глаза у «чудища» похожи на родительские, пришел в сознание, испугался и убежал.

Показательно, что игровые переживания актуализировались в том случае, когда элемент из жизни был похож на игру. Таким образом, произошло оживление очага застойного возбуждения по рефлекторному механизму с последующим подавлением ясности сознания. В пользу условно-рефлекторного механизма активации патологического очага застойного возбуждения свидетельствуют рассказы школьников о том, что после игры, в которой «было страшно», они на улице случайно увидели объект похожий на тот, который был в игре. При этом испытали сильный страх. В другом случае, дети играли в «страшную» игру, в которой «монстры» нападали из-за угла, а потом, гуляя по улице, сильно испугались выбежавшей из-за угла маленькой собачки.
По механизму условного рефлекса происходит и актуализация влечения к игре. При этом на фоне нарастания влечения происходит снижение ясности сознания (В. Л. Малыгин, Б. Д. Цыганков, 2006).

Нами зафиксированы случаи снохождения у подростков после длительной игры: один из них ходил, «держа в руках автомат», другой подошел к матери и спросил «а где мне найти доспехи?». Это может свидетельствовать о сумеречном состоянии сознания.
Влияние игр на поведение может быть представлено следующим образом. В процессе игры личность находится в состоянии повышенной внушаемости, поэтому вся информация воспринимается во многом без критики. Незаметно для играющего полученный опыт начинает использоваться для построения представления о мире, о себе и о будущем. Так одна молодая девушка, увлекавшаяся играми (имевшая в анамнезе суицидальные попытки), представляла жизнь и смерть так: «если я умру, то начну жить сначала, только в другой части Земли». Наблюдается тенденция переноса игрового опыта в реальную жизнь — так один игрок сказал: «а в жизни многое построено как в компьютерной игре». После длительного пребывания в виртуальном мире в реальности иногда спонтанно возникает желание вести себя как в игре: если кто-то раздражает и мешает, то его хочется убить, если в игре надо было в беседе с персонажами выбирать варианты ответов, то в реальности в беседе возникает спонтанно такое же желание.

Таким образом, человек тренирует в игре определенные модели поведения, при этом наработанный навык автоматизируется и остается в подсознании. Постепенно встроенные модели поведения начинают внедряться в общую структуру подведения личности и ассимилируются ею в рамках возможного. При этом новые навыки требуют от личности постоянного контроля, чтобы в обычной жизни не совершать поступков, подобных совершаемым в игре. В случае же снижения тормозного влияния коры больших полушарий (недосыпание, сильное эмоциональное возбуждение, переутомление, алкоголизация и т.п.) возможен «срыв контроля» с поведением как в игре. Так по данным СМИ, подростки, расстрелявшие в США одноклассников, очень любили игру жанра «action», и когда совершали преступление, они вели себя по правилам игры.

Заключая данное сообщение, хочется отметить, что компьютерные игры, могут принести несомненную пользу, способствуя развитию интеллекта ребенка (известно, что ребенок всегда охотнее учится в игре), влекут за собой негативные последствия. Однако если учебные пособия проходят рецензирование, другие источники информации (печатная продукция, кино и др.) также в определенной мере подвергаются общественному контролю, то компьютерная игровая деятельность полностью отдана на откуп производителю и распространителям. Пора задуматься над проведением экспертизы наиболее распространенных игр и проинформировать общественность о степени их пользы и вреда.
Ностальгия Ностальгия (nostalgia; греч. nostos возвращение + algos боль, тоска) — форма реактивного состояния, обусловленная полной или частичной утратой связи с родными местами. Развивается, главным образом, у эмигрантов, но может возникать также у малоквалифицированных рабочих, выезжающих на заработки, у лиц, находящихся в местах заключения, военнослужащих.

Основным проявлением ностальгии является депрессия. В депрессивных переживаниях присутствуют мысли об утрате родины и связанной с ней прошлой жизнью. Мрачность настоящего, часто обусловленная одним лишь пониженным аффектом, а не реальными обстоятельствами, противопоставляется идеализированному прошлому. В более тяжелых случаях появляются тоскливый аффект, «предсердечная тоска», самоупреки, двигательные расстройства в форме заторможенности или возбуждения. В развитии ностальгических депрессий можно выделить три стадии. В первой стадии преобладает утомляемость, угнетенность, отгороженность с постоянным возвращением к мыслям о родине, о которых не говорят окружающим. Во второй стадии мысли о родине начинают доминировать в сознании над всеми остальными, они являются единственным предметом разговоров; при этом нарушаются сон, аппетит, снижается масса тела, падает работоспособность. В третьей стадии на фоне выраженной тоски возникают бредовые идеи, спутанность сознания. Ностальгия может явиться причиной развития хронического алкоголизма и наркомании, а также самоубийств, агрессивных поступков (например, поджогов, убийств), которые в части случаев могут носить импульсивный характер. Ностальгия может провоцировать развитие сердечно-сосудистых заболеваний, язвенной болезни. При ностальгии снижается общая сопротивляемость организма, ухудшается течение хронических заболеваний.

Развитие ностальгии и степень ее интенсивности обусловливаются сочетанием внешних и внутренних факторов. К усугубляющим внешним факторам относятся потеря связей с семьей, друзьями; наличие языкового барьера; отчужденность или недоброжелательность со стороны нового окружения; необратимость утраты и неопределенность будущего. Проявления ностальгии могут обостряться в связи с памятными датами (праздники, дни рождения близких, юбилеи и др.),

Внутренними факторами являются; психическое и физическое состояние; возраст (наиболее ранимы лица пожилого возраста), жизненные установки и система ценностей; уровень образования (малообразованные индивидуумы более ранимы); социальные возможности; пол (в сходных ситуациях ностальгия легче появляется у женщин).

ДИАГНОЗ устанавливают на основании анамнеза и особенностей клинической картины. Дифференциальный диагноз следует проводить с психически провоцированной вяло протекающей шизофренией и маниакально-депрессивным психозом.

ЛЕЧЕНИЕосуществляют с помощью психотерапии в сочетании с психотропными средствами, в первую очередь, с антидепрессантами и транквилизаторами. Положительный результат, хотя и не во всех случаях, дает возвращение индивидуума в условия прежней жизни.