Психология » Леди ideal

Логин: Пароль: Регистрация |

http://womanhelth.ru/. http://womanhelth.ru/

Медицина

Как лечить хронический насморк? (рецепты народной медицины)

Как лечить хронический насморк? Ведь насморк — довольно распространенное заболевание. Существует много рецептов народной медицины для такого случая. Вот некоторые из них.- Корень крапивы выкопать осенью, промыть, измельчить, залить водкой (2 столовые ложки на 0,25 л водки), настоять 14 дней в теплом месте. Можно добавить настурцию (1 столовую ложку настоять в 1/2 стакана горячей воды). Промывать нос.

- Листья настурции: есть в салатах по 7-10 штук в день, 2-3 листика заварить и промывать носовые ходы.

- Промывать нос отваром корней молодого лопуха.

- При обострениях насморка скрутить из лука трубочки, предварительно сделав насечки внутри лука ножом, и держать в носовых ходах 1-2 часа. Будет обильно течь слизь, но насморк прекратится.

- Полезна парная баня 1 раз в неделю.

- Делать компресс: приложить к подошве салфетку, смоченную в керосине (надеть шерстяные носки). Повторить несколько раз на ночь. Если будет сильно жечь, компресс убрать.

- Взять среднюю морковь, потереть на терке, отжать сок, добавить столько же подсолнечного нерафинированного масла, смешать. Капать 3 раза в день по 1 капле. Греть ноги в теплой воде с содой.

- Промывать нос (из ладошки) составом: на 1 стакан кипяченой воды 1/2 чайной ложки соли, 1/2 чайной ложки соды, 3-4 капли йода, 3 чайные ложки настойки календулы и эвкалипта.

- Сделать смесь 1:1 из меда и сока алоэ, обмакнуть фитилечки и вставить в носовые ходы. Одновременно нагреть мешочек с песком, приложить к затылку, держать 10 минут, затем фитилечки вынуть. Делать процедуру 2 раза в день.

- Растереть таблетку стрептоцида и засыпать в каждую ноздрю на ночь по половинке таблетки. Для этого насыпать порошок в чайную ложку, лечь на спину, вставить в ноздрю, закрыть и вдохнуть.

- Смазывать носовые ходы в течение месяца линиментом стрептоцида на рыбьем жире. Можно и без рыбьего жира - важно присутствие стрептоцида. Можно даже в детский крем добавить 1 г порошка стрептоцида и смазывать.

- Парадоксальная гимнастика по методу А.Н. Стрельниковой.

Будьте здоровы!


Подготовлен Дикой хозяйкой
Источник -Здоровье диких хозяек

НАШИ ДЕТИ

Флегмона некротическая новорождённых

Флегмона некротическая новорождённых Флегмона некротическая новорождённых— острое гнойное воспаление кожи и подкожной клетчатки у детей первых недель жизни.

Возбудителем является золотистый гемолитический стафилококк. Некроз клетчатки связан с распространенным тромбозом сосудов, развитием эндо- и периартериита. Способствуют распространению поражения анатомо-физиологические особенности строения кожи и клетчатки у новорожденного. Некроз может распространяться на глубже расположенные ткани, поражая фасции, хрящи ребер и т.д.

Типичная локализация флегмоны — пояснично-крестцовая, ягодичная, межлопаточная области, боковая и передняя поверхности грудной клетки. Заболевание начинается остро с повышения температуры тела до 38—40°. Быстро нарастают явления интоксикации, беспокойство сменяется вялостью, ребенок отказывается от еды. Выявляются частое, поверхностное дыхание, тахикардия, приглушение тонов сердца. Кожа приобретает серую окраску, на ней появляется мраморный рисунок. Затем обнаруживается ограниченный участок гиперемии и уплотнения, болезненный при пальпации. Кожа здесь горячая на ощупь, не собирается в складки. Через 8—12 ч пораженный участок кожи увеличивается в 2—3 раза, цвет его приобретает цианотичный оттенок, отмечается отек тканей по периферии. Постепенно в центре очага инфильтрации появляется размягчение. В некоторых случаях наступает некроз кожи, ее отторжение с образованием обширных раневых дефектов. Дно раны серого цвета с остатками омертвевшей клетчатки, края подрытые, неровные, грануляции отсутствуют. Дифференциальный диагноз проводят с рожистым воспалением, асептическим некрозом клетчатки.

Лечение хирургическое. Под местной или общей анестезией производят множественные разрезы кожи в шахматном порядке над очагом поражения и по границе со здоровой кожей. Длина разреза 10—20 мм, глубина — до клетчатки. На всю поверхность флегмоны накладывают повязку с гипертоническим раствором и антисептиком (фурацилин, диоксидин) на 2—3 ч. При последующих перевязках следят за распространением некротического процесса и по показаниям производят дополнительные разрезы. В последующем применяют мазевые повязки, УФ-облучение, УВЧ-терапию.

При некрозе кожи и появлении демаркационной линии производят некрэктомию. Рост грануляций в образовавшейся ране стимулируют путем применения консервированной плаценты, обработки раны ультразвуком, лучами лазера. Параллельно с местным лечением проводят интенсивную терапию, в комплекс которой входят дезинтоксикационные, антибактериальные и иммуностимулирующие мероприятия.

При благоприятном течении процесса по отторжении омертвевшей кожи образуется рана небольших размеров, которая постепенно заполняется грануляциями.

Пластическая хирургия

Коррекция груди: все, что естественно, - не безобразно

коррекция груди

На сегодняшний день существует много различных операций по коррекции груди. Они становятся все более популярными, а цены на них - все доступнее. Несмотря не безопасность и относительную безопасность этих операций, принимая решение о том, делать или не делать коррекцию груди, необходимо тщательно взвесить все достоинства и недостатки, связанные с таким вмешательством.

Увеличение груди

Один из самых популярных видов коррекции груди - увеличение ее размера. Используемые во время такой операции имплантаты обычно изготовлены из силикона и наполнены либо более мягким силиконом, либо соляным раствором. Увеличение груди не всегда делают косметическим причинам; иногда оно необходимо по медицинским показаниям. Вся операция занимает приблизительно полтора часа; пациентка может отправляться домой уже на следующий день.

В течение нескольких дней пациентки испытывают общее недомогание, что является нормой для послеоперационного периода. С сильным дискомфортом и болями можно справиться при помощи рецептурных обезболивающих.

После операции на груди остается повязка, которую нельзя мочить в течение двух недель. Через две недели врач удаляет ее, осматривает шов и слегка чистит его. Рубцы будут оставаться твердыми и розовыми в течение, по меньшей мере, шести недель; их размер может начать уменьшаться лишь через несколько месяцев и только через два года они значительно побледнеют. Это необходимо учитывать, решая делать коррекцию груди.

Большинство пациенток могут вернуться в работе уже через несколько дней после операции (если работа не связана с тяжелым физическим трудом). Интенсивные физические нагрузки, как правило, будут безопасны уже через семь-десять дней.

Исправление асимметрии груди

Операция по коррекции груди этого типа проводят, например, если у пациентки груди разного размера и/или форму, и также для исправления положения соска. Как правило, операция не рекомендуется при незначительной разнице формы и размера грудей пациентки. В зависимости от сложности проблемы операция по коррекции груди может длиться два-три часа. Операции проходят успешно - то есть их результаты соответствуют ожиданиям пациенток - приблизительно в девяносто процентах случаев. Основная причина неудачных операция, как правило, в несоответствии ожиданий пациентки и возможной пластической хирургии. Именно поэтому очень важно, чтобы врач уже перед операцией рассказал пациентке о том, чего ей стоит ожидать от операции.

Уменьшение размера груди

Слишком большая грудь может быть не меньшей проблемой, чем слишком маленькая. Такая особенность внешности может вызвать неуверенность в себе, проблемы во взаимоотношениях с людьми и просто дискомфорт во время выполнения своих ежедневных обязанностей.

Операция по уменьшению груди всегда проводится под общим наркозом и длится, в среднем, два с половиной-три часа. После операции пациентке обычно приходится остаться в больнице на один-два дня, однако в некоторых случаях можно отправляться домой в день операции - это зависит от того, насколько инвазивной и продолжительной была операция.

Время восстановления после операции также зависит от того, насколько трудной была сама операция. В большинстве случаев пациентка может вернуться на работу через четырнадцать дней, но, а зависимости от многих факторов, кто-то восстанавливается быстрее, а кто-то - медленнее. В течение шести недель после операцию нужно избегать интенсивных физических нагрузок. Послеоперационный рубцы поблекнут несколько месяцев или даже лет спустя.

Подтяжка груди

Этот тип коррекции груди предназначен для того, чтобы сделать более упругой и подтянутой грудь, которая потеряла форму в результате грудного вскармливания, возрастных изменений и воздействия других факторов. Обычно эта процедура занимает от двух до двух с половиной часов и проходит под общей анестезией. Восстановительный период длится приблизительно столько же, сколько после операции по увеличению груди.

Патологическая зависимость от азартной игры Зависимость от игры стала одной из серьезных проблем российского общества, как социальной, так и сугубо медицинской. Бурное и долгое время практически не контролируемое развитие игорного бизнеса многих российских граждан Привело к нищете, а кого-то и к самоубийству. В иностранной научной литературе изучению различных аспектов патологической зависимости от азартной игры посвящено множество работ. В частности Cunningham-Williams R. М, Cottier L. В., Compton W. M. et al. (1998) выявлена высокая коморбидность патологического гэмблинга (до 50%) с другими расстройствами. Наиболее часто встречаются обсессивно-компульсивные расстройства (Linden R. D., Pope H. G., Jones J. М., 1986), синдром дефицита внимания (Carlton P. L., Manowitz P., McBride H. et al , 1987), тревожные и депрессивные расстройства (McCormick R. A., Russo A. M., Ramirez L. F. et al., 1984). Отмечается, что одним из факторов риска формирования патологического гемблинга являются личностные особенности (эмоциональная неустойчивость, сниженный самоконтроль, бедность суждений). Так Roy et al., 1989; Steel Z., Blas-zczynski A. (1998) выявили среди патологических игроков более высокий уровень нейротизма, импульсивности, по сравнению с контрольной группой.

В нашей стране подобных исследований значительно меньше (Зайцев В. В., 2000.; Зайцев В. В., Шайдулина А. Ф., 2003; В. Л. Малыгин, Б. Д. Цыганков, 2006). Остаются малоизученными психопатологические феномены, сопровождающие патологическую зависимость от игры, их взаимосвязь с личностно-характерологическими свойствами патологических игроков.

Целью настоящего исследования являлось изучение личностно-характерологических свойств и особенностей психопатологических расстройств у больных, страдающих патологической зависимостью от азартных игр. Диагностическими критериями для диагностики являлись дефиниции МКБ-10 (класс F 63.0). Методы исследования — клинический, клинико-психологиче-ский. Для уточнения распространенности и глубины психопатологических нарушений использован «Опросник выраженности психопатологической сиптоматики» SCL-90R, адаптированный в России Н. В. Тарабриной, 2001. Основные дефиниции опросника: шкала соматизации; шкала обсессивно-компульсивных расстройств; шкала межличностной сензитивности; шкала депрессии; шкала тревожности; шкала враждебности; шкала фобической тревожности; паранойяльные симптомы; психотизм. В SCL-90R имеется также два обобщенных индекса, отражающих степень выраженности симптоматики (GSI) и наличие симптоматического дистресса (PSDI). Характерологические свойства оценивались исходя из классификации Леонгарда опросником Шмишека. Механизмы психологических защит оценивались с помощью опросника «Индекс жизненного стиля». Для выявления ведущих копинг-стратегиий применялся опросник Лазаруса.

В 2004-2006 гг. нами было обследовано 96 пациентов, обратившихся за помощью в связи с патологической зависимостью от игры в игровые автоматы. Для сравнения распространенности и степени выраженности психопатологической симптоматики среди патологических азартных игроков была создана контрольная группа (п=77) из лиц, обратившихся в поликлинику на медосмотр для получения прав на вождение автомобиля, сходная по возрасту, полу и полученному образованию. Данные анализировались статистически с использованием критерия Стьюдента, метода х2, критерия Манна-Уитни.
В результате исследования было выявлено, что в момент обращения пациентов за помощью (п=73), на этапе прерывания игрового цикла 93,2% больных, (п=68) находилось в состоянии глубокого дистресса, с преобладанием в структуре психопатологических нарушений депрессивных расстройств (чувством вины,за создавшуюся ситуацию, ощущением, что будущее безнадежно и чувством собственной никчемности, вплоть до наличия суицидальных мыслей); высоким уровнем тревоги; обсессивно-компульсивными расстройствами (неприятными неотвязными мыслями, связанными с проблемами, вызванными игрой), враждебностью и паранойяльностью (легко возникающим раздражением, неконтролируемыми вспышками гнева, порой импульсивным желанием причинить телесные повреждения кому-либо, ощущением, что другие люди наблюдают за мной или говорят обо мне).

У большинства пациентов (82,2%) в период обострения патологической зависимости от игры отмечалось состояние своеобразного гипнотического транса — отрешенность от повседневных забот, чувственная притупленность и погруженность в мир собственных переживаний, связанных с игрой. Данная психопатологическая симптоматика, может быть расценена как состояние измененного (суженного) сознания.
По данным выбора ответов на вопросы применявшегося опросника SCL-90R депрессивные симптомы характеризовались пациентами как ощущение чувства вины, за создавшуюся ситуацию, чрезмерное беспокойство по разным поводам или наоборот чувством апатии, ощущением, что будущее безнадежно и чувством собственной никчемности. В 15 случаях (20,5%) обследованные отмечали наличие суицидальных мыслей. У 36 наблюдавшихся
(49,3%) имелись астенические расстройства, выявляемы по шкале соматизации опросника — слабость, головокружение, реже затруднение дыхания, приступы жара или озноба.
Тревожные симптомы характеризовались пациентами как нервозность, внутренняя дрожь, невозможность усидеть на месте, порой ощущением, что может, случится что-то плохое. Обсессив-но-компульсивные нарушения проявлялись повторяющимися неприятными навязчивыми мыслями, связанными с проблемами, вызванными игрой, проблемами с памятью, иногда затруднениями сосредоточения. Враждебность характеризовалась легко возникающим раздражением, частым желанием вступать в спор, порой неконтролируемыми вспышками гнева, а в 15 случаях (20,5%) импульсивным желанием причинить телесные повреждения кому-либо. Паранойяльные расстройства определялись по данным опросника двумя симптомами — «другие люди недооценивают мои достижения» и ощущением, что «другие люди наблюдают за мной или говорят обо мне». В данном случае речь идет скорее о формировании сверхценных идей отношения на фоне стрессовой ситуации. Основными симптомами по шкале психо-тизма, имеющейся в опроснике SCL-90R было ощущение, что «с рассудком творится что-то неладное», мыслями о наказании за грехи и чувством одиночества, которые сочетались с симптомами высокой тревоги и затруднениями сосредоточения, выявляемыми по другим шкалам. Галлюцинаторная и бредовая симптоматика по данным опросника и клинического наблюдения не выявлены не были. В зависимости от клинического сочетания симптомов выделены следующие синдромы. Тревожно-депрессивный — 37 случаев (50,7%). Астено-депрессивный синдром — 29 наблюдений (39,7%). Депрессия с преобладанием апатии выявлена 7 случаев (9,6%). У 66 пациентов (90,4%) тревожные расстройства сочетались с идеями отношения, обусловленными психотравмирующей ситуацией, а в 20 случаях (27,3%) в структуре депрессии значительное место занимали фобии. Фобическая симптоматика была тесно спаяна с пихотравмирующими факторами (в частности с наличием долгов) и проявлялась необходимостью избегать некоторых мест или действий, иногда чувством страха на улице (также обусловленного долгами или конфликтными отношениями).

Следует отметить, что в 61 случае (92,4%) степень выраженности расстройств, по данным опросника SCL-90R достигала уровня дистресса, что свидетельствует о значительной глубине нарушений, вызванных действием стресса.
В процессе клинико-психопатологического обследования у 23 пациентов (31,5%) выявлялись симптомы, которые, очевидно, следует расценивать как явления деперсонализации — ощущение измененности и отчужденности собственного «Я», ощущения, что «кто-то другой играет в эту игру, а не я». В 7 случаях (9,6%) на момент обращения за помощью выявлена непроизвольная загруженность навязчивыми образами картинок, предъявляемых игровым автоматом во время игры, возникавшая сразу же в момент закрытия глаз, что может быть расценено как гипнагогические галлюцинации. У 3-х пациентов (4,1%) на фоне явлений депрессии, обусловленной крупными материальными потерями и разрушением семьи отмечались симптомы соответствующие посттравматическому стрессовому расстройству: яркие, красочные воспоминания (в период засыпания или во сне) об участие в игре, заканчивающейся крупным проигрышем и сопровождающиеся переживанием тревоги; избегание мест, напоминающих о стрессовой ситуации (в частности здания банка, где взят кредит под игру); повышенная раздражительность, нарушение засыпания. Большинство пациентов (п=60,82,2%) на момент обращения за помощью отмечало своеобразную отрешенность от повседневных забот, чувственную притупленность и погруженность в мир собственных переживаний, связанных с игрой, описывая это как своеобразную «заколдованность» или состояние гипноза, транса. Возникновение данного состояния отмечалось пациентами непосредственно (в течении 1-2-х суток) перед игрой, в период игры и в первые дни после окончания игры. Данная психопатологическая симптоматика, возможно, может быть расценена как состояние измененного (суженного) сознания с характерной для него концентрацией внимания на избранном объекте, поглощенность объектом внимания с одновременной отстраненностью от окружающей действительности.

В. В. Зайцев и А. Ф. Шайдулина (2003), описывая развитие фаз и поведение пациентов, составляющих так называемый игровой цикл, выделяют следующие этапы: 1) фаза воздержания, 2) фаза «автоматических фантазий», когда учащаются спонтанные фантазии об игре, 3) фаза нарастания эмоционального напряжения, 4)фаза принятия решения играть, 5) фаза вытеснения принятого решения, 6) фаза реализации принятого решения. Менее изучены клинико-психопатологические феномены, сопровождающие выделенные этапы.
Проведенное нами исследование 23 пациентов, совершивших в период терапии от одного до трех игровых циклов, позволило выявить и описать своеобразие динамики психопатологических феноменов на различных этапах игрового цикла. Так, вслед за описанным нами этапом дистресса, проявлявшегося сложным психопатологическим комплексом (сочетание тревожно-депрессивных, обсессивно-компульсивных и паранойяльных симптомов) следовал период умеренно-выраженных депрессивных расстройств с постепенной редукцией тревожных и обсессивно-компульсивных нарушений. Спустя 10-20 дней (14,6+8,2) с момента обращения за помощью психическое состояние характеризовалось стойкими субдепрессивными расстройствами с неглубокими астеническими или апатическими симптомами и описываемыми пациентами как состояние «скуки». В последующем астенические и апатические симптомы в рамках субдепрессивных расстройств сменялись симптомами тревоги и умеренной дисфории. Именно в этот период вновь появлялась обсессивно-компульсивная симптоматика в виде навязчивых мыслей и представлений об игре, вплоть до гипногогических галлюцинаций (неконтролируемого калейдоскопа картинок игры, при закрытии глаз). В момент срыва к игре состояние описывалось пациентами как ощущение полной погруженности в представления о предстоящей игре, с отрешенностью от окружающей действительности. Таким образом, можно вьщелить следующие клинико-психопатологические периоды игрового цикла: 1) период дистресса, следующий сразу за игрой, 2) период умеренно выраженных тревожно-депрессивных расстройств, 3) период субдепрессивных расстройств с преобладанием астении или апатии, 4) период тревожных и дисфорических расстройств в сочетании с субдепрессией, 5) период суженного сознания (транса игры), предшествующий непосредственно срыву.

Исследование личностно-характерологических свойств патологических азартных игроков (п=70) выявило, что лишь 10 из них (14,3%) принадлежало к ярко-выраженным акцентуированным личностям., с преобладанием гипертимных (п=5; 50%) и возбудимых (п=3; 30%) акцентуантов, а также демонстративные (п=1; 10%) и эмотивно-лабильные (п=1; 10%). В остальных случаях выявлены средние значение показателей Шмишека. Однако и в этих случаях выявлены тенденции к преобладанию гипертимных, возбудимых, демонстративных и эмотивно-лабильных личностных черт.
Как известно именно данные личностные черты определяют склонность к эмоциональной охваченности переживаниями, сниженностью волевого компонента с одновременным гедонистическим компонентом направленности личности (за исключением эмоционально-лабильных характерологических свойств). В. Д. Менделевичем (2003), в частности выявлено что патологические азартные игроки имеют более низкую способность к прогнозированию жизненных событий, по сравнению с контрольной группой. Автором также отмечается более сниженная волевая деятельность у игроков, что проявляется расстройством преодоления препятствий, смещение профиля личности в сторону экстернальности, находящееся в прямой зависимости с эмоциональной неуравновешенностью.

Вопрос о значении акцентуированных черт характера в формировании игровой зависимости до настоящего времени остается дискуссионным. Так Папырин В. Д., 2005 отмечает более быстрое формирование игровой зависимости у больных с гипертимными чертами характера, по сравнению с пациентами, характеризующимися гипотимными особенностями личности. Напротив, Молчанова Ю. Ю (2005) считает, что формирования зависимости от игры одинаковы, как для лиц с девиациями характера, так и для лиц с «нормальной» психологической предиспозицией и в большей степени обусловлен искажением ценностной иерархии существующей части общества. Возможно, в том многочисленном контингенте азартных игроков, следует выделять категорию патологических азартных игроков, близкую к ним группу проблемных азартных игроков, где характерологические свойства имеют существенную роль в формировании зависимого поведения и группу социальных игроков, попавших в игровую зависимость в связи с влиянием социальных факторов и в первую очередь широкой распространенностью игорных заведений.

Анализ динамики механизмов психологической защиты и копинг-стратегий поведения выявил следующее. В момент обращения за помощью наиболее часто (81,5 процентилей) использовалось отрицание, вытеснение (76 процентилей), проекция (72 процентилей) и регрессия (70 процентилей). Выявлена тесная взаимосвязь между уровнем дистресса и напряженностью психологических защит (г=0,8). Наиболее распространенными копинг-стратегиями являлись принятие ответственности, планирование решения проблемы, сочетавшиеся с конфронтационным копингом, что отражает противоречивость мотивов и выбираемых стратегий поведения в момент обращения за помощью. Характерно, что в 4-м периоде игрового цикла, предшествующего срыву (нарастание тревожных и дисфорических расстройств) отмечалось усиление механизмов психологической защиты по типу отрицания (92 процентиля) и вытеснения (85 процентиля), с одновременным снижением проекции (65 процентилей) и регрессии (56 процентилей). Динамика копинг-стратегий отражала преобладание стратегий дистанцирования и конфронтационного копинга, с одновременным снижением показателей копинг-стратегий принятия ответственности и планирования решения проблемы.

Таким образом, зависимое поведение от азартной игры на различных ее этапах сопровождается определенными психопатологическими феноменами: расстройствами депрессивными тревожного или астенического спектра с включением в структуру депрессии обсессивно-компульсивных расстройств, паранойяльной симптоматики и фобических нарушений. В большинстве случаев отмечаются признаки измененного сознания, характеризующиеся поглощенностью объектом (игрой), концентрацией внимания на объекте с одновременной отстраненностью от окружающей действительности. Имеется определенная закономерность формирования цикла азартной игры: 1) период дистресса, следующий сразу за игрой, 2) период умеренно выраженных тревожно-депрессивных расстройств, 3) период субдепрессивных расстройств с преобладанием астении или апатии, 4) период тревожных и дисфорических расстройств в сочетании с субдепрессией, 5) период суженного сознания (транса игры), предшествующий непосредственно срыву.

Характерологические свойства патологических азартных игроков определяются преобладанием гипертимных, возбудимых и демонстративных черт характера, лишь в 14,3% достигающих уровня акцентуаций. Динамика механизмов психологической защиты отражает преобладание защитных механизмов по типу отрицания, вытеснения, проекции и регрессии.
К вопросу феноменологии и патогенеза формирования компьютерной игровой зависимости За последние годы в России стала актуальной проблема игровой зависимости. Основное внимание общественности и ученых сконцентрировано на гемблинге, т.е. на зависимости связанной преимущественно с игровыми автоматами. Это обусловлено высоким темпом развития болезни и неизбежной утратой социального статуса. Однако в настоящее время с гемблингом начинает конкурировать еще одна игровая зависимость — от компьютерных игр. Коснулась она преимущественно детей и подростков, особенно лиц мужского пола (А. В. Худяков, Ю. В. Староверова, М. С. Киселева. 2006). Опасность данного расстройства заключается в том, что болезнь развивается относительно медленно, незаметно меняя личность, ее направленность, круг интересов. С целью определения распространенности увлечения компьютерными играми нами было проведено анонимное анкетирование 134 девятиклассников г. Иванова.

В настоящее время игровая техника стала очень доступна: так у 63% девятиклассников г. Иваново есть дома компьютеры, у 62% юношей и у 91% девушек есть мобильные телефоны. Есть также возможность посещать компьютерные игровые клубы, многие из которых работают круглосуточно. Среди юношей 76% имеют опыт посещения таких клубов, при этом 25% оставались в нем на ночь.
Из числа опрошенных детей каждый третий (34%) играет на компьютере ежедневно, более двух часов в день — половина юношей (48%) и каждая четвертая девушка (27%). Среди юношей каждый четвертый (24%) признался в том, что за играми максимально смог провести целый день (более 15 часов).

Столь высокая распространенность увлечением компьютерными играми обусловлена тем, что родители длительное время имеют определенные выгоды от наличия у своего ребенка «управляемой» зависимости. Компьютерная игра становится стимулом, а запрещение играть — формой наказания, при этом многие родители удовлетворены тем, что ребенок свободное время проводит дома, а не на улице. Поэтому, со слов школьников, половина родителей (46%) относится безразлично к тому, что их ребенок много времени проводит за игрой, а 23% — положительно. Многих детей слишком рано приобщают к данному виду деятельности: так 25% опрошенных познакомились с электронными играми в возрасте до 8 лет. Наш опыт показывает, что родители обычно игнорируют информацию о возможных негативных последствиях компьютерных игр и обращаются за помощью только в том случае, когда зависимость «выходит из-под контроля»: снижается успеваемость в школе, ребенок прогуливает уроки, возникают денежные долги и т. п.

В последние годы появились работы, показывающие влияние компьютерных игр на психику (И. В. Бурлаков. 2000; М. С. Иванов, Г. М. Авилов. 2002). Однако, по нашему мнению, сталось без должного внимания состояние, в котором находится человек в процессе игры. Наши наблюдения позволяют полагать, что это состояние сходно с гипнотическим. В пользу такого утверждения говорят следующие факты: для «вхождения» в игру необходимо сконцентрироваться на ее объекте, при этом постепенно восприятие внешних раздражителей все больше притупляется (угасает роговичный рефлекс, болевая чувствительность, потребность в еде и т.п.). Нарушается восприятие чувства времени — оно течет быстрее. Игрок способен долго находиться в практически неподвижном состоянии, он как бы застывает в одной позе. Информация идущая из внешнего мира воспринимается слабо или не воспринимается совсем, а через зрительный и слуховой анализаторы формируется раппорт между игрой и играющим. Игра внушает субъекту определенные переживания, которые воспринимаются почти как реальные, так же появляется возможность идентификации себя с героем игры. Именно поэтому в игре человек испытывает сильные эмоции, которые объективно выражаются в бурной деятельности вегетативных отделов нервной системы.

Важной деталью является и то, что когда игрок «вошел» в виртуальную реальность, разрешающая способность графики перестает восприниматься (не ощущается качество хорошей графики, перестает замечаться качество плохой графики). Очевидно, что можно говорить о том, что в процессе вхождения в гипнотическое состояние происходит функциональная перестройка работы мозга (системы компьютер-анализаторы): мозг как бы подстраивается под новые условия восприятия объективной действительности и начинает полученную информацию «кодировать в привычный формат». В пользу вышеизложенного свидетельствуют возникающие обычно после игры дереализационные расстройства. Так, 17% играющих девятиклассников отмечали, что после длительного пребывания за игрой хотя бы однажды мир на некоторое время становился каким-то нереальным, другим. По описанию близких в это время ребенок обычно выглядит рассеянным, заторможенным, он с трудом сосредотачивается на делах, иногда забывает их выполнить. Данное расстройство предположительно обусловлено нарушением ясности сознания, функциональной перестройкой работы мозга в системе компьютер-анализаторы, которую надо «настроить» обратно на реальный мир.

Таким образом, из-за многократного вхождения в измененное состояние сознания и оживления эмоций в процессе игры, в нижележащих структурах головного мозга формируются очаги застойного возбуждения, которые по механизму отрицательной индукции начинают подавлять близлежащие отделы, которые в норме отвечают за состояние ясности сознания (И. П. Павлов, 1973). Данное предположение подтверждают современные исследования электрической активности головного мозга лиц, страдающих патологическим влечением к азартным играм: у них было выявлено в 96,4% случаев диффузные изменения биоэлектрической активности головного мозга, причем у 10,7% они были значительными, у 53,6% — умеренными и у 32,1% — легкими (А. О. Бухановский, В. А. Солдаткин, В. С. Коваленко, 2006).

Клинически в пользу вышесказанного свидетельствуют такие случаи: подавляющее большинство игроков отмечает, что после длительного пребывания за играми «перед закрытыми глазами еще долго мелькают эпизоды игры», так же достаточно типично «продолжение игры» во сне. Трое из ста опрошенных школьников независимо друг от друга признались в том, что после ночного пребывания в компьютерном клубе, утром после игры видели перед собой еще в течение 10-20 минут прицел (крестик) как в игре. Таким образом, на данных примерах можно говорить о том, что на фоне длительного пребывания за игрой формируются очаги застойного возбуждения в коре больших полушарий, которые клинически проявляются в виде навязчивых зрительных образов, достигающих не только степени эйдетизма, но, в исключительных случаях, и галлюцинаторного уровня.
Мы приводим ряд наблюдений, подтверждающих предположение, что на фоне снижения активности коры больших полушарий происходит активация патологического очага застойного возбуждения. У пациента хирургического отделения при введении внутривенного наркоза в фазе возбуждения развилась аффективная агрессивно-оборонительная реакция. По его поведению и выкрикам стало ясно, что больному кажется, будто он находится в игре, и на него нападают «монстры». В дальнейшем было выяснено, что пациент увлекается компьютерными играми жанра «action» и 3D.

Подросток, возвращаясь утром домой после ночного пребывания в компьютерном клубе (играл преимущественно в DOOM), вдруг «услышат» мелодию из игры, а затем «заметил» что зашевелились кусты и из них вылез «монстр». При этом он испытал сильный страх. Рядом с ним шел друг, который заметил его состояние и довел его до дома, при этом подросток продолжал испытывать страх и «чувствовал спиной», что чудище идет следом.
Другой подросток, вернувшись утром домой так же после ночного пребывания в компьютерном клубе (играл преимущественно в DIABLO) лег спать. Однако сон был прерван родными, которые заставили выполнять работу по дому. Находясь в полусонном состоянии, юноша взял топор, и ему показалось, что он «в игре». Находившегося радом отца он воспринял как «чудище» из игры. Под влиянием сильного страха стал «защищаться» от него топором. После того как услышал крик и заметил, что глаза у «чудища» похожи на родительские, пришел в сознание, испугался и убежал.

Показательно, что игровые переживания актуализировались в том случае, когда элемент из жизни был похож на игру. Таким образом, произошло оживление очага застойного возбуждения по рефлекторному механизму с последующим подавлением ясности сознания. В пользу условно-рефлекторного механизма активации патологического очага застойного возбуждения свидетельствуют рассказы школьников о том, что после игры, в которой «было страшно», они на улице случайно увидели объект похожий на тот, который был в игре. При этом испытали сильный страх. В другом случае, дети играли в «страшную» игру, в которой «монстры» нападали из-за угла, а потом, гуляя по улице, сильно испугались выбежавшей из-за угла маленькой собачки.
По механизму условного рефлекса происходит и актуализация влечения к игре. При этом на фоне нарастания влечения происходит снижение ясности сознания (В. Л. Малыгин, Б. Д. Цыганков, 2006).

Нами зафиксированы случаи снохождения у подростков после длительной игры: один из них ходил, «держа в руках автомат», другой подошел к матери и спросил «а где мне найти доспехи?». Это может свидетельствовать о сумеречном состоянии сознания.
Влияние игр на поведение может быть представлено следующим образом. В процессе игры личность находится в состоянии повышенной внушаемости, поэтому вся информация воспринимается во многом без критики. Незаметно для играющего полученный опыт начинает использоваться для построения представления о мире, о себе и о будущем. Так одна молодая девушка, увлекавшаяся играми (имевшая в анамнезе суицидальные попытки), представляла жизнь и смерть так: «если я умру, то начну жить сначала, только в другой части Земли». Наблюдается тенденция переноса игрового опыта в реальную жизнь — так один игрок сказал: «а в жизни многое построено как в компьютерной игре». После длительного пребывания в виртуальном мире в реальности иногда спонтанно возникает желание вести себя как в игре: если кто-то раздражает и мешает, то его хочется убить, если в игре надо было в беседе с персонажами выбирать варианты ответов, то в реальности в беседе возникает спонтанно такое же желание.

Таким образом, человек тренирует в игре определенные модели поведения, при этом наработанный навык автоматизируется и остается в подсознании. Постепенно встроенные модели поведения начинают внедряться в общую структуру подведения личности и ассимилируются ею в рамках возможного. При этом новые навыки требуют от личности постоянного контроля, чтобы в обычной жизни не совершать поступков, подобных совершаемым в игре. В случае же снижения тормозного влияния коры больших полушарий (недосыпание, сильное эмоциональное возбуждение, переутомление, алкоголизация и т.п.) возможен «срыв контроля» с поведением как в игре. Так по данным СМИ, подростки, расстрелявшие в США одноклассников, очень любили игру жанра «action», и когда совершали преступление, они вели себя по правилам игры.

Заключая данное сообщение, хочется отметить, что компьютерные игры, могут принести несомненную пользу, способствуя развитию интеллекта ребенка (известно, что ребенок всегда охотнее учится в игре), влекут за собой негативные последствия. Однако если учебные пособия проходят рецензирование, другие источники информации (печатная продукция, кино и др.) также в определенной мере подвергаются общественному контролю, то компьютерная игровая деятельность полностью отдана на откуп производителю и распространителям. Пора задуматься над проведением экспертизы наиболее распространенных игр и проинформировать общественность о степени их пользы и вреда.
Ностальгия Ностальгия (nostalgia; греч. nostos возвращение + algos боль, тоска) — форма реактивного состояния, обусловленная полной или частичной утратой связи с родными местами. Развивается, главным образом, у эмигрантов, но может возникать также у малоквалифицированных рабочих, выезжающих на заработки, у лиц, находящихся в местах заключения, военнослужащих.

Основным проявлением ностальгии является депрессия. В депрессивных переживаниях присутствуют мысли об утрате родины и связанной с ней прошлой жизнью. Мрачность настоящего, часто обусловленная одним лишь пониженным аффектом, а не реальными обстоятельствами, противопоставляется идеализированному прошлому. В более тяжелых случаях появляются тоскливый аффект, «предсердечная тоска», самоупреки, двигательные расстройства в форме заторможенности или возбуждения. В развитии ностальгических депрессий можно выделить три стадии. В первой стадии преобладает утомляемость, угнетенность, отгороженность с постоянным возвращением к мыслям о родине, о которых не говорят окружающим. Во второй стадии мысли о родине начинают доминировать в сознании над всеми остальными, они являются единственным предметом разговоров; при этом нарушаются сон, аппетит, снижается масса тела, падает работоспособность. В третьей стадии на фоне выраженной тоски возникают бредовые идеи, спутанность сознания. Ностальгия может явиться причиной развития хронического алкоголизма и наркомании, а также самоубийств, агрессивных поступков (например, поджогов, убийств), которые в части случаев могут носить импульсивный характер. Ностальгия может провоцировать развитие сердечно-сосудистых заболеваний, язвенной болезни. При ностальгии снижается общая сопротивляемость организма, ухудшается течение хронических заболеваний.

Развитие ностальгии и степень ее интенсивности обусловливаются сочетанием внешних и внутренних факторов. К усугубляющим внешним факторам относятся потеря связей с семьей, друзьями; наличие языкового барьера; отчужденность или недоброжелательность со стороны нового окружения; необратимость утраты и неопределенность будущего. Проявления ностальгии могут обостряться в связи с памятными датами (праздники, дни рождения близких, юбилеи и др.),

Внутренними факторами являются; психическое и физическое состояние; возраст (наиболее ранимы лица пожилого возраста), жизненные установки и система ценностей; уровень образования (малообразованные индивидуумы более ранимы); социальные возможности; пол (в сходных ситуациях ностальгия легче появляется у женщин).

ДИАГНОЗ устанавливают на основании анамнеза и особенностей клинической картины. Дифференциальный диагноз следует проводить с психически провоцированной вяло протекающей шизофренией и маниакально-депрессивным психозом.

ЛЕЧЕНИЕосуществляют с помощью психотерапии в сочетании с психотропными средствами, в первую очередь, с антидепрессантами и транквилизаторами. Положительный результат, хотя и не во всех случаях, дает возвращение индивидуума в условия прежней жизни.
Шизофрения Шизофрения (schizophrenia; греч. schizō раскалывать, разделять + phrēn ум, разум; синоним болезнь Блейлера) — психическая болезнь с длительным хроническим прогредиентным течением, сопровождающаяся диссоциацией психических процессов, моторики и нарастающими изменениями личности. Рассогласованность всей психической жизни при шизофрении позволяет обозначить ее понятием «дискордантный психоз». Характерная черта шизофрении — раннее появление признаков дефекта личности. Кардинальными признаками являются аутизм (отгороженность больного от действительности с утратой эмоциональных связей и фиксацией на внутренних переживаниях, представлениях, фантазиях), амбивалентность (двойственность в аффективной сфере, мышлении, поведении), расстройства ассоциативной деятельности, эмоциональное оскудение, а также отмечающиеся на разных этапах болезни позитивные расстройства — бредовые, галлюцинаторные, кататонические, гебефренные, сенестоипохондрические, психопатеи неврозоподобные, аффективные. При этом позитивные расстройства существенно отличаются от психогенных, соматогенных и органических психических нарушений.

Негативные расстройства при шизофрении включают проявления псевдоорганического (ригидность мышления, интеллектуальное снижение), астенического (снижение психической активности, или редукция энергетического потенциала) и психопатоподобного дефекта (преимущественно шизоидные изменения личности).

ЭТИОЛОГИЯ, ПАТОГЕНЕЗ И ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА шизофрении. Шизофрения относится к группе болезней с наследственным предрасположением. Об этом свидетельствует накопление случаев этого заболевания в семьях больных шизофрении, а также высокая конкордантность однояйцовых близнецов по шизофрении. Существует несколько гипотез патогенеза шизофрении. Так, биохимическая гипотеза предполагает в первую очередь нарушения обмена биогенных аминов или функций их энзиматических систем. Иммунологическая гипотеза основывается на ряде биологических аномалий (мембранная недостаточность клеток ткани головного мозга, изменения аутоиммунных реакций), сопровождающихся выработкой в организме больного шизофрении антител, способных повреждать ткани головного мозга.

Наряду с биологическими гипотезами выдвигаются также концепции психо- и социогенеза шизофрении, базирующиеся на бихевиористских, психологических и других теориях (например, теории коммуникации, фильтров, чрезмерного включения), не получивших в связи с недостаточной научной обоснованностью ряда положений широкого признания.

С психоаналитических и психодинамических позиций шизофрении рассматривается как одна из форм дезадаптации личности, как результат особого ее развития, толчком к которому послужили ранние интерперсональные конфликты.

При патологоанатомическом исследовании головного мозга больных шизофрении обнаружены выраженные энцефалопатические изменения токсико-гипоксического характера. В случаях злокачественного затяжного течения шизофрении наблюдаются сморщивание пирамидных нервных клеток и их исчезновение с образованием очагов выпадения цитоархитектоники коры головного мозга, а также пигментный склероз нейронов, ареактивность микроглии.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА
Выделяют непрерывный, приступообразно-прогредиентный и рекуррентный типы течения шизофрении.

Непрерывная шизофрения характеризуется хроническим, прогрессирующим, без глубоких ремиссий развитием патологического процесса. Ослабление прогредиентной динамики сопровождается лишь относительной стабилизацией психопатологических проявлений с незначительной редукцией как позитивных, так и негативных расстройств. В зависимости от степени прогредиентности процесса различают злокачественную (ядерную), прогредиентную и вялотекущую шизофрению. По особенностям психопатологических проявлений в пределах каждой из них выделяют отдельные формы шизофрении.

Злокачественная шизофрения чаще развивается в детском или юношеском возрасте. Среди проявлений заболевания преобладают снижение психической активности, нарастающие эмоциональные изменения и признаки искаженного пубертатного периода. На начальных этапах злокачественной шизофрении у больных уже отмечаются расстройства мышления, у них нарушена способность сосредоточиваться. Несмотря на усилия, затрачиваемые на подготовку учебных заданий, у детей резко падает успеваемость. Если ранее обнаруживались блестящие способности, то теперь больные вынуждены оставаться на второй год, а иногда и прекращать обучение. По мере углубления эмоциональных изменений нарастает отчуждение от родных, нередко сочетающееся с раздражительностью и даже агрессивностью.

В случаях, когда болезнь ограничивается преимущественно негативными расстройствами (прогрессирующим эмоциональным оскудением, утратой интересов, вялостью, интеллектуальной непродуктивностью), диагностируется простая форма шизофрении.

При развитии клинической картины психоза позитивные расстройства, наблюдаемые наряду с негативными, носят полиморфный, подчас неразвернутый характер. Так, в одних случаях превалируют явления дурашливого возбуждения (гебефреническая форма шизофрении ) — паясничание, гримасничание, грубость, злобность и резкие перепады настроения; при этом на первый план могут выступать явления регресса поведения — неряшливость в еде и одежде, склонность к нелепым поступкам. В других случаях злокачественной шизофрении выражены бредовые и галлюцинаторные расстройства (несистематизированный бред преследования, отравления, величия, явления психического автоматизма, псевдогаллюцинации).

Наиболее злокачественное течение шизофрении отмечается при раннем появлении, а в дальнейшем и преобладании в клинической картине кататонических расстройств (кататоническая форма шизофрении ), которые могут быть либо в виде акинетических проявлений с повышением мышечного тонуса, явлениями восковой гибкости, негативизмом (кататонический ступор), либо в виде гиперкинезий с импульсивностью, вспышками агрессии, бессмысленными стереотипными движениями, повторением слов и движений окружающих (кататоническое возбуждение).

Прогредиентная (параноидная) шизофрения развивается у лиц старше 25 лет; протекает с преобладанием бредовых расстройств. Начальный этап заболевания характеризуется неврозо- и психопатоподобными расстройствами и нестойкими бредовыми идеями. Манифестация процесса проявляется формированием бредовых, либо галлюцинаторных расстройств. В развитии параноидной шизофрении выделяют три этапа — паранойяльный, параноидный, парафренный. На первом этапе возникают бредовые идеи обыденного содержания (бред ревности, изобретательства, реформаторства и др.), которые в процессе развития болезни постепенно систематизируются и принимают форму бреда преследования.

На параноидном этапе, манифестирующим явлениями тревожно-боязливого возбуждения, происходит смена бреда физического воздействия на явления психического автоматизма, когда больному кажется, что его мыслями и движениями управляют извне, влияют на его чувства и функции внутренних органов.

На парафренном этапе доминирует бред с идеями величия, высокого происхождения, ложными, вымышленными воспоминаниями (конфабуляции). В клинической картине бред величия, формирующийся на фоне измененного, обычно повышенного аффекта, сочетается с бредом преследования, а также слуховыми галлюцинациями и явлениями психического автоматизма.

Вялотекущая шизофрения чаще дебютирует в юношеском возрасте. Однако отчетливые проявления могут обнаруживаться и позднее. Медленное, многолетнее развитие заболевания сопровождается постепенно нарастающими изменениями личности. Для вялотекущей шизофрении характерно преобладание в клинической картине неврозоподобных или психопатоподобных расстройств. В первом случае отмечаются астенические состояния с полярной сменой болезненных проявлений (например, гиперестезия — гипестезия); истерические состояния с трансформацией истерических проявлений в телесной сфере (истералгии, спазмы, тремор и др.); обсессивно-фобические состояния, при которых наблюдается последовательное видоизменение фобий, или навязчивых страхов (от простых к генерализованным), сопровождающееся ритуальным поведением, утрачивающим прежнюю аффективную окраску; ипохондрические состояния, характеризующиеся переходом от невротической и сверхценной ипохондрии к сенестоипохондрии (см. Сенестопатии); деперсонализационные состояния со стойким видоизменением сознания «Я», явлений аутопсихической деперсонализации (отчуждение высших эмоций, сознание собственной психической измененности).

Клиническая картина шизофрении с преобладанием психопатоподобных расстройств напоминает проявления психопатии.

Особое место занимает шизофрения, протекающая со сверхценными образованиями; при этом отмечается следующая динамика в клинической картине: сверхценные идеи — сверхценный бред — систематизированный паранойяльный бред с оторванной от реальности фабулой.

Приступообразно-прогредиентная (шубообразная) шизофрения характеризуется очерченными приступами (шубами), разделенными ремиссиями. Болезнь может ограничиться одним приступом, а при поступательном развитии проявляется повторными, более тяжелыми приступами с ухудшением (вследствие углубления дефекта личности и расширения круга резидуальных расстройств) качества ремиссий. Приступы разнообразны; в начальном периоде могут отмечаться неврозоподобные, паранойяльные, параноидные, галлюцинаторные, кататоно-гебефренные расстройства. Приступ характеризуется острой изменчивостью, полиморфизмом симптоматики, выраженностью аффективных нарушений. Выделяют острые аффективно-бредовые, аффективно-галлюцинаторные приступы, острую парафрению, приступы с преобладанием явлений психического автоматизма.

Рекуррентная шизофрения протекает в форме острых продолжительных или транзиторных приступов с преобладанием аффективных расстройств (шизоаффективные психозы). Приступы разделены стойкими и глубокими, без выраженных негативных расстройств ремиссиями, в клинической картине которых чаще отмечаются периодически повторяющиеся стертые гипоманиакальные и субдепрессивные состояния. Для рекуррентной Ш. характерны следующие типы приступов. Онейроидно-кататонический приступ определяется помрачением сознания, фантастическим содержанием переживаний (планетарные полеты, мировые катастрофы и др.). В картине депрессивно-параноидного приступа преобладает чувственный, малосистематизированный бред с яркими представлениями, отражающими необычность, инсценированность всего происходящего вокруг, столкновение антагонистических, противоборствующих сил. Аффективные приступы определяются маниакальными, депрессивными и смешанными состояниями, прерываемыми бредовыми эпизодами и непродолжительными периодами сновидно-измененного сознания. Приступы протекают с нарушением восприятия окружающего: при приподнято-экстатическом аффекте действительность воспринимается ярко, красочно, при тревожно-подавленном — мрачно, как предвестник неблагополучия.

В ряде случаев рекуррентной и приступообразно-прогредиентной шизофрении отмечаются непрерывное неутомимое двигательное возбуждение и помрачение сознания, сопровождаемые высокой температурой тела, акроцианозом, подкожными кровоизлияниями, развитием истощения и комы (гипертоксическая, или фебрильная, шизофрения).

ДИАГНОЗ шизофрении устанавливают на основании анамнеза и клинической картины.

Дифференциальную диагностику проводят в первую очередь с пограничными состояниями (психопатиями, психогениями).

В отличие от психогений и психопатий при шизофрении преобладают не связанные с внешними воздействиями аутохтонные расстройства. При психогенной провокации шизофрении характерно несоответствие между выраженностью клинических проявлений и силой психического воздействия. При дальнейшем развитии не обнаруживается тесная зависимость симптоматики от внешних вредностей, а содержание болезненных проявлений постепенно теряет связь с травмирующей ситуацией. По мере развития шизофрении отмечается не только заострение преморбидных особенностей, что свойственно и психопатиям, но также усложнение клинической картины из-за появления новых, ранее не обнаруживающихся психопатических свойств и симптоматики, не типичной для декомпенсаций психопатии (внезапно возникающая немотивированная тревога, острые деперсонализационные расстройства, ложные узнавания и др.).

В отличие от пограничных состояний при развитии шизофрении постепенно нарастают признаки социальной дезадаптации — ослабление, а в некоторых случаях полный разрыв связей с прежним окружением, немотивированной сменой профессии и всего образа жизни.

В амбулаторной практике наибольшие трудности вызывает распознавание шизофрении на начальных этапах процесса, а также при медленном его развитии (вялотекущая шизофрения), особенно в случаях, когда психические нарушения выступают под маской соматического заболевания, а в клинической картине доминируют соматоформные (в т.ч. ипохондрические) расстройства. Предположение о наличии Ш. возникает в связи с полиморфизмом, стереотипной повторяемостью соматических ощущений, несоответствием их локализации анатомическим образованиям, а также стойкой ипохондрической установкой со своеобразной (элементы паралогического мышления, а иногда нелепости) интерпретацией патологических ощущений.

Значительные трудности представляет распознавание начинающейся шизофрении, проявления которой сходны с картиной патологически протекающего пубертатного периода. В этих случаях установлению диагноза шизофрении способствуют выраженные расстройства мышления и грубые гебоидные проявления, сопровождающиеся стойким падением умственной активности и работоспособности.

ЛЕЧЕНИЕ осуществляется психотропными средствами; при необходимости используются также электросудорожная терапия и инсулин. Эти методы лечения сочетаются с психотерапией и мерами по трудовой и социальной адаптации. Выбор метода и оптимальные сроки лечения определяются клинической картиной (в первую очередь структурой синдрома), возрастом, соматическим состоянием и индивидуальной чувствительностью больного к тем или иным лекарственным средствам.

Для купирования остро возникшего психомоторного возбуждения больному вводят гексенал внутримышечно или хлоралгидрат в клизме. При необходимости используют психотропные средства — внутримышечные инъекции нейролептиков (аминазина, тизерцина, галоперидола), а также транквилизаторы (элениум, реланиум, феназепам).

Лечение больных злокачественной и прогредиентной (параноидной) шизофрении проводят нейролептиками с высокой психотропной активностью (аминазином, стелазином, мажептилом, галоперидолом, триседилом, лепонексом). В тяжелых, резистентных к психотропным средствам случаях используется электросудорожная и инсулиновая терапия.

Для купирования приступов приступообразно-прогредиентной и рекуррентной шизофрении назначают психотропные средства, например нейролептики при маниакально-бредовых и онейроидно-кататонических приступах. При депрессивно-параноидных приступах, тревожных, астенических, ипохондрических депрессиях показано сочетание антидепрессантов (амитриптилина, анафранила, мелипрамина, лудиомила) с нейролептиками и транквилизаторами (реланиумом, элениумом, феназепамом, тазепамом и др.). При аффективно-бредовых приступах, протекающих с психомоторным возбуждением, тревогой, суицидальными тенденциями в случае резистентности к психотропным препаратам рекомендуется электросудорожная терапия.

Лечение вялотекущей шизофрении осуществляют психотропными средствами (транквилизаторами) в сочетании с нейролептиками и антидепрессантами, взятыми в небольших дозах и с помощью психотерапии.

Значительное число больных шизофренией может лечиться в амбулаторных условиях. К этому контингенту относится большинство больных вялотекущей шизофрении, а также больные с прогредиентным развитием заболевания, не находящиеся в состоянии психоза, но обнаруживающие и в период стабилизации патологического процесса (ремиссии, резидуальные состояния) относительно изолированные бредовые (паранойяльный, резидуальный бред) и галлюцинаторные расстройства, а также психопатоподобные, обсессивно-фобические, сенестоипохондрические, астеноипохондрические, деперсонализационные и стертые аффективные нарушения.

Амбулаторная терапия предотвращает обострение процесса и повторные госпитализации, способствует снижению аффективной напряженности и уменьшению интенсивности болезненных проявлений, социальной реадаптации больных. Проведение лечения в амбулаторных условиях не должно сопровождаться заметным выраженными побочными явлениями. Выбор психотропных средств, время их приема, а также распределение суточной дозы соотносят с трудовой деятельностью больного.

При амбулаторном лечении паранойяльных состояний, а также бредовых и галлюцинаторных расстройств, наблюдающихся на отдаленных этапах процесса, эффективны нейролептики (стелазин, этаперазин, френолон, триседил), в т.ч. пролонгированного действия (модитен-депо, имап, галоперидол-деканоат).

Преобладание в клинической картине грубых психопатоподобных проявлений (гебоидных расстройств, шизоидных изменений личности в виде чудачеств и неадекватного поведения) также является показанием для назначения нейролептиков (нейлептила, стелазина, галоперидола) и транквилизаторов.

Терапия обсессивно-фобических и сенестоипохондрических состояний проводится транквилизаторами, при необходимости их сочетают с нейролептиками мягкого действия (хлорпротиксен, сонапакс, терален, этаперазин, френолон) в небольших дозах и антидепрессантами (анафранил, амитриптилин, лудиомил).

Для лечения деперсонализационных нарушений, входящих в структуру резидуальных состояний и протекающих с чувством «неполноты», интеллектуальной и эмоциональной недостаточности, а также астеноипохондрических состояний (вялость, пассивность, снижение инициативы и умственной активности) используют наряду с нейролептиками и транквилизаторами в небольших дозах психоактиваторы (сиднокарб, ноотропил, пиридитол).

При терапии аффективных нарушений (чаще в форме стертых депрессивных либо гипоманиакальных фаз) назначают антидепрессанты (пиразидол, инказан, петилил), нейролептики и транквилизаторы. В качестве превентивных средств наиболее эффективны соли лития (карбонат лития) и финлепсин, тегретол (карбомазепин).

Больным шизофренией детям и подросткам, а также лицам пожилого и старческого возраста во избежание побочных явлений предусматриваются меньшие суточные дозы психотропных препаратов в среднем 1/2—2/3 дозы, используемой у лиц среднего возраста.

Лицам с суицидальными идеями и тем более суицидальными тенденциями показана срочная специализированная помощь в условиях психиатрического стационара.

Реабилитация проводится на всем протяжении заболевания; на первых этапах она включает как ограничение мер стеснения (сокращение сроков пребывания в наблюдательной палате, закрытом отделении), так и активное, по мере купирования психоза, привлечение к трудовой терапии. Широко практикуются лечебные отпуска, перевод в отделения облегченного режима, полустационарные формы обслуживания (дневной стационар). Реабилитация, проводимая в амбулаторных условиях, осуществляется под руководством врачей психоневрологических диспансеров и специализированных кабинетов, функционирующих на базе предприятий.

Реализация проблем трудовой и социальной адаптации больных с неблагоприятным развитием шизофрении и выраженным дефектом личность осуществляется в специальных, обеспечивающих необходимую медпомощь условиях (например, лечебно-трудовых мастерских, спеццехах).

ПРОГНОЗопределяется типом течения шизофрении, тенденцией к кратковременным, либо длительным обострениям процесса, а также степенью выраженности и темпом развития дефекта личности. Учитывается также влияние ряда других факторов (пол, наследственное предрасположение, особенности преморбида, социальный статус до манифестации Ш., а также возраст, в котором проявилось заболевание).

Исходы шизофренического процесса различны. В наиболее тяжелых случаях наряду с формированием выраженного дефекта личности происходит постепенная, но далеко не полная (с сохраняющейся кататонической, галлюцинаторной и бредовой симптоматикой) редукция проявлений хронического психоза. При прогредиентной шизофрении могут наблюдаться поздние длительные ремиссии, протекающие по типу параноидных, галлюцинаторных с явлениями монотонной активности, апатических, астенических и др.

Вялотекущая шизофрения нередко завершается резидуальными состояниями с преобладанием стойких психопатических, обсессивно-фобических, ипохондрических расстройств (псевдопсихопатии, псевдоневрозы). Среди непрерывнотекущих форм шизофрении как клинический, так и социальный прогноз наиболее благоприятен при малопрогредиентном развитии процесса. Относительно благоприятен прогноз при параноидной шизофрении — лишь у половины больных наблюдаются тяжелые конечные состояния; в части случаев, несмотря на наличие бредовых расстройств, больные на протяжении длительного времени находятся в домашних условиях, адаптируются к требованиям повседневной жизни, а некоторые даже сохраняют работоспособность. Больные злокачественной шизофрении чаще становятся постоянными обитателями психиатрических стационаров, интернатов; они сохраняют возможность лишь к внутрибольничной ресоциализации. Прогноз приступообразно-прогредиентной и рекуррентной шизофрении наиболее благоприятен при незначительном числе приступов и длительных ремиссиях. Однако и при увеличении числа приступов большинство больных продолжает трудовую деятельность.

Судебно-психиатрическая экспертиза. Отчетливые проявления психоза или признаки выраженного дефекта личности у больных шизофренией при судебно-психиатрической оценке свидетельствуют о невменяемости, поскольку больные не в состоянии понимать значение своих действий и руководить ими. Их направляют на принудительное лечение. Потенциальная возможность совершения общественно опасных действий наиболее велика в период манифестации психоза, сопровождающейся растерянностью, тревогой, страхами больного, а также у бредовых больных с идеями преследования, физического и гипнотического воздействия. При вялотекущей шизофрении и постпроцессуальных состояниях (появление после приступа шизофрении изменений личности, в первую очередь психопатоподобных) экспертная оценка строго индивидуальна и определяется тяжестью и глубиной психических расстройств в конкретной криминальной ситуации.

При судебно-психиатрической экспертизе шизофрении в связи с гражданскими делами решение вопросов дееспособности и опеки основывается на определении психического состояния в момент совершения тех или иных юридических актов (имущественные сделки, завещания, заключение браков). Больные вялотекущей шизофрении, протекающей с преобладанием неврозоподобных расстройств без отчетливых признаков прогредиентности, чаще сохраняют дееспособность. Недееспособными признаются больные в состоянии психоза.

При выраженных и стойких психических изменениях, приводящих к непреходящим нарушениям процессов адаптации и исключающих полноценные социальные связи, признание недееспособности сочетается с наложением опеки.
Маниакальные синдромы Маниакальные синдромы (франц. maniacal, от греч. mania сумасшествие, душевная болезнь; синоним мании) — психопатологические состояния, характеризующиеся приподнятым, радостным настроением, ускорением ассоциативных процессов до степени скачки идей, усиленной деятельностью, склонностью к необдуманным поступкам, расторможенностью влечений. Наиболее часто развиваются при эндогенных заболеваниях (маниакально-депрессивном психозе, шизофрении); могут явиться следствием экзогенных и органических заболеваний головного мозга, а также наблюдаться при эпилепсии.

В легких случаях маниакальные синдромы у больных отмечаются несколько приподнятое настроение, повышенная работоспособность; они испытывают чувство общего благополучия, удовлетворения, окружающее в их сознании приобретает радужные оттенки (гипоманиакальное состояние), В дальнейшем у больных нарушается внимание, они легко отвлекаются, становятся поверхностными их суждения и оценки, отношение к настоящему и будущему необоснованно оптимистическим. У них постоянно прекрасное расположение духа, прилив сил, ощущение необыкновенной бодрости, отсутствие утомляемости (веселая мания).

Ускорение ассоциативных процессов, как и темпа мышления, проявляется изменчивостью внимания, обострением памяти (гипермнезией). Больные многословны, речь их тороплива, они говорят без умолку, нередко отмечается скачка идей — резкое ускорение мышления с непрерывной сменой одной незаконченной мысли другой. Возможна сбивчивость и непоследовательность высказываний, которые могут достигать степени бессвязности. Все происходящее вокруг, как существенное, так и незначительное, привлекает внимание больного, однако не надолго. В ряде случаев отвлекаемость и изменчивость внимания достигают чрезвычайно высокой степени: больной фиксирует, а нередко и комментирует все, что попадает в его поле зрения (спутанная мания). В некоторых случаях такое состояние может сопровождаться повышенной раздражительностью, переходящей на короткое время в злобность (гневливая мания).

Усиленная деятельность проявляется по-разному: одни больные принимаются сразу за массу дел и не доводят ни одно из них до конца (непродуктивная мания); другие беспорядочно, часто неразумно тратят деньги, покупают ненужные вещи, при этом считая, что обладают недюжинными способностями государственного деятеля, писателя, художника, актера, исследователя, а иногда и выдают себя за таковых (мания с псевдопаралитическими симптомами); третьи начинают вмешиваться в дела производства, на котором работают, предлагают коренным образом изменить его структуру, нередко оставляют работу и целыми днями посещают различные учреждения, предлагая свои «проекты», добиваются встреч с различными должностными лицами. Больным свойственна переоценка своих возможностей; они обнаруживают у себя незаурядные способности, высказывают настойчивое желание изменить профессию (мания с сутяжным поведением). В более тяжелых случаях маниакальные синдромы могут возникнуть бред (бредовая мания), галлюцинации (галлюцинаторно-бредовая мания) и состояния помрачения сознания, например онейроида (онейроидное маниакальное состояние).

ДИАГНОЗосновывается на характерной клинической картине. Лечение проводится нейролептиками (например, аминазином, галоперидолом, трифтазином). Прогноз в отношении жизни благоприятный, в отношении работоспособности и социальной адаптации связан, в первую очередь, с нозологической формой, при которой развился маниакальный синдром, а также с глубиной и выраженностью изменений личности, обусловленных течением основного заболевания.
Каннера синдром Каннера синдром(L. Kanner, австрийский психиатр, родился в 1894 г.; синоним ранний детский аутизм) — психопатологический симптомокомплекс, характеризующийся аутизмом (ослаблением или потерей связи с действительностью, утратой интереса к реальности), а также отсутствием речевого и эмоционального контакта с окружающими, стереотипной игрой в одиночестве, необычайной привязанностью к привычной обстановке. В наиболее полной форме проявляется у детей в возрасте 3—6 лет.

В возникновении Каннера синдромf большое значение имеют наследственно-конституциональные факторы, а также антенатальные вредности. ведущие к ранней резидуальной церебральной недостаточности (минимальной мозговой дисфункции). Играют роль и психогенные факторы, которые нередко трактуются с психоаналитических или психодинамических позиций (например, дефицит материнской ласки, внимания родителей). Во многих случаях Каннера синдром обнаруживается несомненная связь с шизофренией. При этом Каннера синдром может проявляться в доманифестном периоде в качестве преморбидных особенностей, в активном периоде шизофрении как инициальные и манифестные проявления процесса, а также в периоде ремиссии или исхода заболевания, как выражение дефекта личности.

Патогенетической основой Каннера синдрома является психический дизонтогенез, т.е. нарушение психического развития в результате патологии созревания структур и становления функций головного мозга. При этом различают формы задержанного и неравномерного (искаженного) психического развития.

Аутизм при Каннера синдроме проявляется также неспособностью детей разграничивать одушевленные и неодушевленные предметы. Они не проявляют привязанности к близким, даже к матери, но в то же время отмечается их крайняя несамостоятельность и беспомощность. Наряду с безразличием к окружающему характерна повышенная чувствительность к любому изменению привычной обстановки в виде страха, навязчивостей, двигательного беспокойства, агрессивности, невротических реакций (кусание ногтей, сосание пальцев и др.). Речевые расстройства проявляются регрессом речи, выраженным в различной степени. Характерны обеднение словарного запаса, упрощение и разорванность отдельных фраз, а также эхолалии, вербигерации и персеверации, неправильное употребление личных местоимений. В наиболее тяжелых случаях отмечаются эгоцентрическая, или аутистическая, речь (ребенок говорит сам с собой), лепет, бессвязность речи, мутизм (отказ от речи).

Двигательные расстройства проявляются заторможенностью или вычурным двигательным беспокойством, свойственным детям более раннего и даже грудного возраста (своеобразное верчение или потряхивание кистями, взмахивание руками, ходьба на цыпочках, бег по кругу или взад и вперед и др.). Характерны стереотипные движения, ритуалы и импульсивные действия, достигающие степени одержимости. Несмотря на это, поведение детей в целом представляется крайне однообразным и монотонным.

При Каннера синдроме могут отмечаться изменения интеллекта в виде неравномерности и дисгармоничности развития его отдельных признаков: наряду с задержкой одних может наблюдаться опережающее развитие других. Часто при достаточно высоком уровне интеллекта отчетливо проявляется отставание в двигательной сфере (двигательная неловкость, угловатость).

ЛЕЧЕНИЕ проводят как в психиатрическом стационаре, так и амбулаторно. Применяют различные виды симптоматической терапии. Большое распространение получили психофармакологические средства, в частности ноотропные средства. Преимущественное значение в терапии имеют различные методы психологической коррекции: индивидуальная и групповая психотерапия, лечебно-педагогические мероприятия и различные занятия (логопедические, музыкально-ритмические, игровые, лечебно-трудовые и др.). Такими же способами осуществляется социальная реабилитация больных, которую можно проводить в психиатрическом стационаре, в условиях полустационара, а также в психоневрологическом диспансере и на дому. В ряде случаев может возникнуть необходимость в помещении ребенка в интернат для умственно отсталых и психически больных.
Мутизм Молчание, отсутствие речи при неповрежденном речевом аппарате.
Больной понимает обращенную к нему речь, но молчит, пытается объяснить знаками. Наблюдается при шизофрении, истерии, реактивных психозах.