Логин: Пароль: Регистрация |

http://womanhelth.ru/. http://womanhelth.ru/

Медицина

Лекарственные растения. Термопсис ланцетовидный

Встречается под названиями термопсис ланцетный, мышатник, пьяная трава. Семейство Бобовые. Многолетнее травянистое растение высотой до 40 см с мощной системой корневищ и придаточных корней. Главный корень достигает длины 2 м. Стебли прямостоячие, ветвящиеся, многочисленные. Листья очередные, тройчатые, черешковые; листочки продолговатые, до 7,6 см длины и 2 см ширины. Цветки желтые, до 2,8 см длины, собраны в негустые конечные кисти длиной до 17 см. Плоды — прямые или слегка дугообразные бобы длиной до 9 см и шириной до 1,2 см. Семена почти округлые, гладкие, блестящие до 5 мм длины и 3,5 мм ширины. Цветет в июне — августе. Плоды созревают в августе-сентябре. Растение ядовито: обладает ратицидным действием (толчеными семенами с хлебом травят мышей). При попадании травы в сено отмечаются случаи отравления скота, особенно лошадей. Распространен в Сибири (в Прибайкалье и Забайкалье). Размножается семенами и вегетативно (отрезками корневищ). Заготовку травы производят в фазу бутонизации — начале цветения (в мае—июле). Срезают траву на высоте 3—5 см от поверхности почвы. Сушат под навесами, в сушилках при температуре нагрева сырья до 50—60°. Хранят в тюках, мешках, отдельно от других видов (по списку Б), срок годности 2 года. Используют траву, содержащую алкалоиды (до 4,05%), в основном цитизин, пахикарпин, термопсидин, лупанин, N-метилцитизин, термо-псамин, ромбифолин, аргентин, анагирин; сапонины; дубильные вещества; гликозид термопсиланцин; витамин С (до 285 мг%); смолы; следы эфирного масла; слизи. Семена содержат алкалоиды (до 3%), в основном цитизин. В надземной части содержатся также калий, кальций, магний, железо, и другие макро- и микроэлементы. Сухой экстракт травы, таблетки от кашля, настой травы применяют в качестве отхаркивающего средства при хронических бронхитах. Алкалоид цитизин входит в состав препарата Цититон, применяемого при асфикции, шоке, коллапсе, остановке дыхания во время операции, травмах, наркозе, интоксикации, отравлениях.

НАШИ ДЕТИ

Сроки и способы введения прикорма

Сроки и способы введения прикорма
Сроки и способы введения прикорма вызывают жаркие дискуссии среди современных педиатров. Их разногласия столь велики, что специалисты могут давать родителям совершенно различные рекомендации в отношении одного и того же малыша. В итоге мамы чаще всего принимают решение о введении прикорма, опираясь на собственные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Итак, из чего же они выбирают?
Прикорм «по-советски». На протяжении тех десятилетий, когда наша страна называлась Советским Союзом, врачи рекомендовали вводить прикорм уже в 1-2 месяца, поскольку считалось, что полезных веществ, которые содержит грудное молоко, малышу не хватает. Первым в меню крохи вводился яблочный сок, потом тертое яблочко, творог, овощные пюре и далее каши, причем начинали с дружно критикуемой сегодня манки. Объем новых продуктов постепенно увеличивали, а количество предлагаемого молока уменьшали, в итоге прикорм становился полноценным приемом пищи. У этой системы сегодня есть масса противников, считающих, что слишком раннее введение новых продуктов отрицательно сказывается на состоянии желудочно-кишечного тракта малыша, а обусловлено оно было лишь тем, что мамы рано выходили на работу и у них не было возможности сохранить грудное вскармливание. Но нельзя не отметить, что «советским методом» были вскормлены практически все современные взрослые россияне и чувствуют они себя при этом совсем неплохо.
 
В соответствии с рекомендациями ВОЗ. Всемирная организация здравоохранения советует знакомить малыша с новой пищей не раньше, чем в 6 месяцев. До этого возраста, по мнению западных медиков, ребенок должен находиться на грудном вскармливании, а если это невозможно, то получать адаптированные молочные смеси. По мнению специалистов ВОЗ, молоко содержит все необходимые крохе полезные вещества, а введение прикорма обусловлено не их нехваткой, а расширением кругозора крохи. Начинать прикорм по этой системе рекомендуется с овощного монопюре (если ребенок склонен к запорам) или каши (если пищеварение в порядке). Порции небольшие, их предлагают после грудного кормления, не ставя перед собой задачу его заменить. Следующий продукт вводится только после того, как становится ясно, что предыдущий уже усваивается полностью и без проблем. Со временем, очень постепенно, прикорм вытесняет грудное молоко или смесь, и к году малыша прикладывают к груди или бутылочке только один раз, обычно ночью, а затем он быстро переходит на общий стол.
Естественный, или педагогический метод. Этот способ введения прикорма сейчас получает все большую распространенность среди молодых мам, особенно сторонниц длительного грудного вскармливания по требованию. Согласно этой системе по достижении 6-месячного возраста малыш начинает составлять компанию родителям за семейными трапезами и, пребывая у мамы на руках, получает на пробу продукты, которые его заинтересовали. Естественно, что порции эти чисто ознакомительные и представляют собой крошечные кусочки, которые мама кладет малышу в ротик. Здесь важно, чтобы семья придерживалась принципов здорового питания, только тогда ребенок сможет пробовать продукты, которые присутствуют на общем столе. При этом малыша не ограничивают в молоке, а просто дают ему познакомиться с разными вкусами. Эта система не ставит перед собой задачу увеличить количество новых продуктов в рационе ребенка и довести их объем до какого-то определенного показателя. Ее цель - сформировать у крохи естественное пищевое поведение и умение делать выбор. Поэтому ребенку предлагают лишь те продукты, которые его заинтересовали, тем более что их число со временем естественным образом расширяется. Правда, количество «педагогического» прикорма и к году обычно остается не слишком большим, но число продуктов, с которыми ребенок успевает познакомиться, обычно бывает внушительным.
 
Независимо от того, какой метод вы выбираете, важно помнить о том, что любые новые продукты вводятся в меню малыша постепенно, начиная с очень маленьких порций. Иначе желудочно-кишечный тракт ребенка может с трудом адаптироваться к новинке. Это часто проявляется кишечными коликами, которые хоть и легко снимаются натуральным препаратом плантекс, но все же могут осложнить жизнь как самому крохе, так и его родителям. Постепенность введения прикорма необходима также для того, чтобы отследить аллергические реакции, которые все чаще встречаются среди современных малышей: причем возникать они могут не после первой пробы новинки, а значительно позже.
 
В любом случае важно ориентироваться на индивидуальные особенности и вкусовые предпочтения крохи – насильственное кормление даже очень здоровым, но не симпатичным малышу продуктом вряд ли пойдет ему на пользу.

Пластическая хирургия

Коррекция груди: все, что естественно, - не безобразно

коррекция груди

На сегодняшний день существует много различных операций по коррекции груди. Они становятся все более популярными, а цены на них - все доступнее. Несмотря не безопасность и относительную безопасность этих операций, принимая решение о том, делать или не делать коррекцию груди, необходимо тщательно взвесить все достоинства и недостатки, связанные с таким вмешательством.

Увеличение груди

Один из самых популярных видов коррекции груди - увеличение ее размера. Используемые во время такой операции имплантаты обычно изготовлены из силикона и наполнены либо более мягким силиконом, либо соляным раствором. Увеличение груди не всегда делают косметическим причинам; иногда оно необходимо по медицинским показаниям. Вся операция занимает приблизительно полтора часа; пациентка может отправляться домой уже на следующий день.

В течение нескольких дней пациентки испытывают общее недомогание, что является нормой для послеоперационного периода. С сильным дискомфортом и болями можно справиться при помощи рецептурных обезболивающих.

После операции на груди остается повязка, которую нельзя мочить в течение двух недель. Через две недели врач удаляет ее, осматривает шов и слегка чистит его. Рубцы будут оставаться твердыми и розовыми в течение, по меньшей мере, шести недель; их размер может начать уменьшаться лишь через несколько месяцев и только через два года они значительно побледнеют. Это необходимо учитывать, решая делать коррекцию груди.

Большинство пациенток могут вернуться в работе уже через несколько дней после операции (если работа не связана с тяжелым физическим трудом). Интенсивные физические нагрузки, как правило, будут безопасны уже через семь-десять дней.

Исправление асимметрии груди

Операция по коррекции груди этого типа проводят, например, если у пациентки груди разного размера и/или форму, и также для исправления положения соска. Как правило, операция не рекомендуется при незначительной разнице формы и размера грудей пациентки. В зависимости от сложности проблемы операция по коррекции груди может длиться два-три часа. Операции проходят успешно - то есть их результаты соответствуют ожиданиям пациенток - приблизительно в девяносто процентах случаев. Основная причина неудачных операция, как правило, в несоответствии ожиданий пациентки и возможной пластической хирургии. Именно поэтому очень важно, чтобы врач уже перед операцией рассказал пациентке о том, чего ей стоит ожидать от операции.

Уменьшение размера груди

Слишком большая грудь может быть не меньшей проблемой, чем слишком маленькая. Такая особенность внешности может вызвать неуверенность в себе, проблемы во взаимоотношениях с людьми и просто дискомфорт во время выполнения своих ежедневных обязанностей.

Операция по уменьшению груди всегда проводится под общим наркозом и длится, в среднем, два с половиной-три часа. После операции пациентке обычно приходится остаться в больнице на один-два дня, однако в некоторых случаях можно отправляться домой в день операции - это зависит от того, насколько инвазивной и продолжительной была операция.

Время восстановления после операции также зависит от того, насколько трудной была сама операция. В большинстве случаев пациентка может вернуться на работу через четырнадцать дней, но, а зависимости от многих факторов, кто-то восстанавливается быстрее, а кто-то - медленнее. В течение шести недель после операцию нужно избегать интенсивных физических нагрузок. Послеоперационный рубцы поблекнут несколько месяцев или даже лет спустя.

Подтяжка груди

Этот тип коррекции груди предназначен для того, чтобы сделать более упругой и подтянутой грудь, которая потеряла форму в результате грудного вскармливания, возрастных изменений и воздействия других факторов. Обычно эта процедура занимает от двух до двух с половиной часов и проходит под общей анестезией. Восстановительный период длится приблизительно столько же, сколько после операции по увеличению груди.

Определение иммуногенетических маркеров при заболеваниях легких профессиональной этиологии Из-за резких этиологических изменений, расширения спектра вредно действующих факторов на организм человека болезни органов дыхания стали в последние годы одной из актуальных проблем экологической и профессиональной патологии.Поражения легких пылевой этиологии занимают не только значительное место в общей структуре пульмонологической заболеваемости, но и лидируют среди профессиональных заболеваний (до 60%) в нашей стране, приводя к значительным социально-экономическим потерям, связанным со снижением и утратой трудоспособности работающих.

В последние годы в Самарском регионе пылевые заболевания легких занимают первое место в структуре профессиональной заболеваемости. Значительную часть из них составляют пневмокониозы (ПКЗ) и хронический пылевой бронхит. Установление диагноза ПКЗ происходит чаще всего со значительным опозданием, так как морфологическими исследованиями было доказано опережающее развитие пылевого фиброза легких по сравнению с рентгенологическими изменениями. Это оправдывает применение сложных технологий в диагностике пылевых заболеваний легких. К таким технологиям можно отнести иммуногене-тические исследования.

В настоящее время является общепризнанным, что наследственность имеет подчас решающее значение в повышенной индивидуальной чувствительности некоторых людей к возникновению, течению и исходам заболеваний. Индивидуальные различия в ответных реакциях на действия токсических веществ, фиброгенных аэрозолей проявляются при высоких и низких уровнях их интенсивности, разной продолжительности воздействия на организм. В профпатологии исследования по оценке фактора наследственности находятся лишь в начальной стадии изучения. Изучение генетической предрасположенности или устойчивости лиц, подвергающихся воздействию производственных вредностей, проьодится с помощью анализа полиморфизма по отдельным биохимическим системам или по их комплексу.

Высокий полиморфизм системы HLA (главного комплекса гистосовместимости) широко используется для изучения генетических основ предрасположенности к заболеваниям. Благодаря тесной связи между структурой и функцией HLA, ее роли в иммунном ответе, HLA-гены рассматриваются в качестве маркеров, имеющих патогенетическое значение при многих заболеваниях, в первую очередь при патологических процессах с нарушением иммунитета, к которым относятся и профессиональные легочные заболевания.

Переход на новые методы типирования, основанные на анализе ДНК, открыл большие возможности в изучении полиморфизма генов HLA, а также их роли в разбитии заболеваний. В результате ссущественно изменились представления о структуре и функции локусов HLA. Наиболее сложной является генетическая организация области HLA II-го класса (область HLA-D), представляющая в последнее время большой интерес при изучении иммуногенетической предрасположенности/резистентности к заболеваниям.

Цель настоящего исследования — оценить возможность генетического прогнозирования на основании изучения полиморфизма HLA-генов II класса у больных с пылевыми заболеваниями легких.

Материалы и методы

Было обследовано 154 пациента с профессиональными заболеваниями легких (пневмокониозами). Среди обследованных преобладали мужчины — 131 (85%) человек. Диагноз у всех больных был установлен на основе комплексного клинико-лаборатор-ного и рентгенологического исследования. Контрольную группу составили 209 здоровых доноров компонентов крови Самарской ОСПК. Все обследованные были представителями русской популяции Среднего Поволжья.

Генотипирование HLA-аллелей II класса локусов DR и DQ проводилось методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с сиквенс-специфическими праймерами в ДНК, полученной из ядерных клеток периферической крови (использовали набор реагентов НПФ «ДНК-Технология», Москва, для выделения ДНК, для типирования гена HLA-DRB1,HLA-DQB1, HLA-DQA1). Амплификацию проводили на амплификаторе «ТЕРЦИК» той же фирмы по двухстадийной схеме амплификации.
Статистическая обработка результатов типирования включала в себя расчет и анализ следующих показателей: величины относительного риска (RR), этиологической фракции (EF), которая хак-теризует силу положительной HLA-ассоциации и рассчитывается при значении величины относительного риска более 2,0); превентивной фракции (PF), которая характеризует силу отрицательной ассоциации HLA-ассоциации (Sveigaard A., 1994) и рассчитывается при значении относительного риска менее 1,0; абсолютного риска (AR), отражающего риск развития заболевания у пациента, имеющего данный аллель, в течение всей жизни.

Выводы
1. Результаты проведенного молекулярно-генетического типирования HLA II класса позволили выделить в русской популяции Среднего Поволжья маркеры иммуногенетической предрасположенности/резистентности у работающих к воздействию промышленных аэрозолей и развитию профессиональных заболеваний легких.
2. В плане прогноза развития профессионального легочного фиброза предрасполагающими являются специфичности HLA-DRB1*04, *11 и сцепленные с ними аллели DQA1*0102, *0301; DQB 1*0501, *0502, наличие которых в генотипе, вероятно, ведет к увеличению риска пневмокониозов. Устойчивость к развитию пылевых заболеваний легких определяют специфичности HLA-DRBP09, *07, атакже HLA-DQB1*0201.
3. Достоверно повышенное в исследуемой группе больных с профессиональной легочной патологией носительство HLA-DR-В1*04, являющегося классическим маркером ряда аутоиммунных заболеваний в некоторых национальных группах, населяющих Россию, соотносится с имеющимся аутоиммунным компонентом хронического асептического воспаления при пневмокониозе.
4. Иммуногенетический скрининг индивидуальной чувствительности организма (респираторного тракта) к действию промышленных аэрозолей является моделью для разработки и внедрения концепции прогнозирования развития и первичной профилактики профессиональных заболеваний органов дыхания.
Использование лечебных свойств соляных сильвинитовых сооружений в лечении заболеваний органов дыхания аллергенной природы Наблюдаемый в последние годы рост числа заболеваний аллергенной природы в значительной мере связан с увеличением количества аэрополлютантов. В связи с этим коррекция окружающей среды с уменьшением аллергенного влияния и количества неспецифических раздражающих факторов является важным звеном в обеспечении эффективности фармакологического и других видов лечения. Одним из методов коррекции аллергенной нагрузки на организм является солетерапия, которая способствует повышению эффективности лечения. Применение воздействия природных калийных солей Верхнекамского месторождения (Пермский край), в частности сильвинита, на организм человека — перспективное направление в физиотерапии, представляющее значительный интерес для гигиенистов, физиологов, терапевтов, аллергологов, иммунологов, неврологов и дерматологов.

В результате изучения гигиенических условий спелеотерапии, механизмов воздействия рудничной среды на организм человека нами была разработана галоклиматическая камера (Авт. свид. № 1068126), моделирующая условия подземной лечебницы в калийной шахте. Дальнейшие гигиенические, физиологические, микробиологические и иммунологические исследования привели к созданию (Патент РФ № 2218140) более усовершенствованной модели — соляной микроклиматической палаты «Сильвин®» (СМП «С»), которая в настоящее время нашла широкое применение для лечения и реабилитации больных во многих лечебно-профилактических учреждениях России. Отличительной особенностью СМП «С» является постоянное техническое совершенствование конструкции (потолок из блоков природного сильвинита®, устройство для приготовления и подачи мелкодисперсного соляного аэрозоля®), позволяющее повысить эффективность лечения пациентов.
Гигиенические исследования проведенные в двадцати одной соляной сильвинитовой микроклиматической палате «Сильвин®», выпускаемых НПК «Лечебный климат», выявили их специфические лечебные факторы, воздействующие на организм пациентов: повышенное содержание аэроионов, специфическое распределение их по подвижности и заряду, выражающееся в превалировании легких (с подвижностью более 1 см2/с) отрицательных аэроионов кластерной природы; высокая концентрация субмикронного многоэлементного респирабельного соляного аэрозоля, включающего хлориды натрия, калия, магния и кальция, а также в следовых количествах другие жизненно необходимые микроэлементы; несколько повышенное мягкое бета- и гамма-излучение, обусловленное природным изотопом калий-40, содержащемся в сильвинитовых блоках, вызывающее постоянное генерирование легких отрицательных аэроионов, а также эффект радиационного гормезиса (нормализации систем гомеостаза); стабильный микроклимат; гипоаллергенная среда.

Для оценки терапевтической эффективности использования в лечебном процессе соляных сильвинитовых сооружений было проведено лечение 44 детей в возрасте от 6 до 14 лет с бронхиальной астмой и респираторным аллергозом. Для проведения клинической апробации все дети были распределены случайным образом на две группы (наблюдения и сравнения), сопоставимые по структуре соматической патологии, возрасту, половому составу. Пациенты группы сравнения получали общепринятую базисную терапию в палатах стационара, включающую противовоспалительные, десенсибилизирующие, отхаркивающие, им-муномодулирующие препараты. Группа наблюдения проходила дополнительно курс солетерапии.

Трехкратно в течение курса лечения были выполнены физиологические исследования состояния дыхательной и сердечно-сосудистой систем.
У всех детей до начала лечения исследовали общий и биохимический анализы крови, показатели неспецифического звена иммунной защиты и гуморального звена иммунного ответа с изучением содержания иммуноглобулинов основных классов (А, М, G), общего иммуноглобулина Е. Повторно все вышеперечисленные показатели определяли на 14 день, после завершения всего комплекса лечебных мероприятий. Длительность заболеваний у большинства детей, поступивших в стационар, составляла от 4 до 10 лет. Признаки аллергической риносинусопатии в фазе умеренно выраженного обострения отмечались у 71,4% детей, 57,1% имели гиперемию слизистых носа застойного характера, отек, явления ринита. Гипертрофия небных миндалин II степени была диагностирована у 42,9% детей. Клинические признаки вторичного транзиторного иммуносупрессивного состояния установлены у 100% детей.

Функциональное состояние дыхательной системы у пациентов группы наблюдения изучалось трижды в динамике двухнедельного курса солетерапии (первый, седьмой и четырнадцатый дни). Оценивались следующие показатели: частота дыхания, жизненная емкость легких, продолжительность задержки дыхания на вдохе (Проба Штанге) и выдохе (Проба Генча).

До начала лечения частота дыхания у пациентов группы наблюдения составляла 18,9+0,9 в минуту. На седьмой день она достоверно снизилась до 16,7+0,49 дыханий в минуту (р<0,05). По окончании солелечения частота дыхания достоверно уменьшилась по сравнению с исходными показателями и составила 14,5+0,96 (р<0,05).
В течение курса лечения пациентов группы наблюдения прослеживалась тенденция к возрастанию жизненной емкости легких с 2,7+0,6 до 3,1±0,47 литра.
Анализ функциональных дыхательных проб с задержкой дыхания на вдохе и выдохе показал, что в середине курса лечения у больных произошло достоверное (р<0,05) возрастание средних показателей пробы Штанге с 30,7±4,1 до 39,3+3,0 секунд. В конце четырнадцатого дня солелечения проба Штанге составляла 48,5±5,8 секунд (р<0,05). Исходное время задержки дыхания на выдохе у пациентов было 21,3±4,2 секунды. После семидневного курса солелечения оно уменьшилось в среднем на 3,3 секунды. По окончании терапии выявлена тенденция к увеличению пробы Генча. Средние показатели повысились по сравнению с фоновыми и составляли 23,3±3,1.

У пациентов группы сравнения не было выявлено существенной динамики в изменении показателей характеризующих состояние функций дыхательной системы в аналогичные периоды курса лечения.
Динамика частоты сердечных сокращений в течение курса солелечения имела статистически достоверные различия. К седьмому дню частота сердечных сокращений снижалась с 86,7+3,8 до 78,7±3,0 ударов в минуту (р<0,05). В конце курса лечения частота пульса достоверно уменьшилась до 71,7+4,1 ударов в минуту по отношению к исходным показателям (р<0,05). Уровень систолического артериального давления достоверно уменьшался в динамике курса солелечения у пациентов группы наблюдения. После седьмого дня терапии их систолическое давление составляло 91,-7+3,8 мм рт. ст. по сравнению с 103,3±5,8 мм рт. ст. до начала лечения. На четырнадцатый день курса солетерапии систолическое артериальное давление в среднем составляло 90,7+4,8 мм рт. ст. В динамике диастолического давления прослеживалась аналогичная тенденция.
В показателях пульсового давления на протяжении всего курса лечения пациентов опытной группы прослеживалась тенденция к их снижению. Изучение динамических изменений показателей среднего динамического давления в процессе солетерапии выявило их достоверное уменьшение.

В группе сравнения прослеживалась тенденция к уменьшению частоты сердечных сокращений, которая в начале курса лечения составляла 74,0+7,3 ударов в минуту. Систолическое артериальное давление в динамике лечения пациентов группы сравнения находилось в пределах 88,3±3,8-93,3±3,8 мм рт. ст. Диастоличе-ское давление имело тенденцию к увеличению в середине курса лечения (63,3+1,9 мм рт. ст.) и после его окончания (73,3±7,7) по сравнению с началом курса лечения — 61,7±5,8 мм рт. ст.
Средние значения пульсового давления в начале лечения были 33,3+5,8, в середине — 25,0+3,8 и в конце — 23,3+7,7. Среднее динамическое давление к середине медикаментозной терапии увеличилось с 72,8+3,8 до 84,5+1,9, а к окончанию лечения вновь снижалось до 77,8±3,2. Показатели удельного объема крови к середине курса лечения пациентов группы сравнения имели тенденцию к увеличению по сравнению с фоновым уровнем (67,1+6,4) и снижались к окончанию терапии по отношению к значениям ударного объема сердца в середине курса.

Значения минутного объема крови у больных данной группы в начале и середине курса лечения находились на одном уровне и составляли 5033,7-5033,8 мл/мин.
После проведенного комплексного лечения, включающего солетерашпо, у больных группы наблюдения нормализовалось абсолютное содержание эозинофилов (184,7+12,9х109/л), которые в начале курса лечения составляли 405,9+57,Зх109/л. Показатели гемоглобина, общего содержания лейкоцитов, относительного содержания лимфоцитов, сегментоядерных лейкоцитов, цветного показателя, скорости оседания эритроцитов не претерпевали существенной разницы и статистически не отличались от уровня физиологической нормы. Уровни относительного содержания моноцитов, палочкоядерных нейтрофилов, эозинофилов, эозинофильно-лимфоцитарный индекс снизились на 16,8-53,6% и не отличались статистически от физиологически допустимых значений.

В группе сравнения прослеживалось нарастание общего содержания лимфоцитов на 14,5-36%, показатели которых по завершению терапии не имели статистически значимых отличий от нормы. Одновременно прослеживалась тенденция к увеличению уровня гемоглобина, цветного показателя, эритроцитов, общего содержания лейкоцитов и лимфоцитов.
Полученные результаты выявили, что в группе наблюдения в показателях общего анализа крови чаще прослеживалась тенденция к нарастанию абсолютного и относительного содержания клеток красного и белого ростка, в то время как в группе сравнения была выявлена тенденция к снижению данных показателей или отсутствию какой-либо их динамики.

Более выраженные различия между изучаемыми группами были получены при анализе данных иммунограммы. В группе сравнения большинство исследованных показателей после лечения не имели какой-либо динамики, за исключением уровня иммуноглобулина G, содержание которого возросло на 15,8% по сравнению с исходными данными. Настораживающая динамика прослеживалась со стороны содержания иммуноглобулина Е, уровень которого, исходно повышенный относительно нормы в 4,1 раза, продолжал нарастать и по окончанию терапии составил 564,2±17,3х109/л, что в 5,6 раза выше допустимого верхнего предела физиологической нормы.

В группе наблюдения прослеживалась отчетливая активизация неспецифического звена иммунной защиты — показатели фагоцитарного звена к периоду завершения терапии возросли на 41,5-59,3%. Одновременно содержание иммуноглобулина Е, исходно повышенное относительно физиологически допустимой нормы в 2,4 раза, снизилось на 78,9% и соответствовало по завершению терапии физиологической норме. Концентрация иммуноглобулинов классов А, М, G на фоне комбинированной терапии практически не претерпевала каких-либо изменений.

Сопоставляя полученные данные, следует отметить, что включение в терапию аллергопатий соляных сильвинитовых устройств из природных калийных солей оказывало значимое положительное влияние на основные патогенетические звенья формирования и течения заболеваний атопической природы. У больных дополнительно получавших солелечение прослеживался отчетливый стимулирующий эффект со стороны звена неспецифической иммунологической защиты и подавление процессов гиперсенсибилизации.
Данные биохимических анализов у детей группы сравнения после завершения терапии показали отсутствие динамики по большинству показателей на фоне проводимой терапии, однако в тоже время была установлена тенденция повышения активности аланиновой аминотрансферазы, содержания прямого билирубина, снижения уровня сывороточного железа, кальция, общего белка. Повышение прямого билирубина и снижение кальция в крови детей имело статистически достоверный характер.

В группе наблюдения также отмечена активизация синдрома цитолиза не достигавшая статистически достоверных значений, однако нарушений пигментного, белкового и минерального обменов не установлено.
Таким образом, введение в комплексную терапию аллергопатий солелечения оказывало положительное влияние на целый ряд патогенетически важных звеньев гомеостаза: активировалось костно-мозговое кроветворение, стимулировались факторы неспецифической резистентности, снижалась напряженность процессов гиперсенсибилизации, стабилизировались белковый, пигментный и минеральный обмены.
Проведенные физиологические, клинические и иммунологические исследования выявили определенный терапевтический эффект на состояние дыхательной, иммунной и сердечно-сосудистой систем пациентов с заболеваниями бронхолегочного аппарата аллергенной природы за счет воздействия лечебных факторов соляных сооружений из калийных солей. Верхнекамского месторожения.
Грудные сборы Ниже приводятся наиболее употребительные грудные сборы, применяемые в фитотерапии бронхиальной астмы (С. Я. Соколов, И. П. Замотаев, 1984; В. С. Коровкин, 1996).

Сбор № 1. Корень солодки голой — 20 г, плоды аниса обыкновенного — 20 г, листья шалфея лекарственного — 20 г, почки сосны обыкновенной — 20 г. 10 г сбора заливают стаканом воды, нагревают на кипящей водяной бане в течение 15 мин, затем охлаждают в течение 45 мин, процеживают и доливают кипяченой водой до первоначального объема. Принимают в теплом виде после еды по 1/3 стакана каждые 4—5 часов, на ночь — 1/2 стакана.

Сбор № 2. Листья мать-и-мачехи обыкновенной — 20 г, листья подорожника большого — 20 г, корень солодки голой — 20 г, трава фиалки трехцветной — 20 г. Готовят, как сбор № 1. Принимать по 1/4 стакана 4—6 раз в день до еды.

Сбор № 3. Почки сосны обыкновеннй — 40 г, листья подорожника — 30 г, листья мать-и-мачехи обыкновенной — 30 г. Готовить, как сбор № 1. Принимать по 1/4—1/3 стакана 3 раза в день.

Сбор № 4. Корень солодки — 15 г, корень синюхи голубой — 15 г, цветки ромашки аптечной — 20 г, трава мяты перечной — 20 г, трава зверобоя продырявленного — 10 г, корень валерианы лекарственной — 10 г, трава пустырника пятилопастного — 10 г. Готовить, как сбор № 1. Принимать по 1/4 или 1/3 стакана 3—5 раз в день после еды.

Сбор № 5. Трава тимьяна обыкновенного — 20 г, трава мать-и-мачехи обыкновенной — 20 г, трава фиалки трехцветной — 20 г, корень девясила высокого — 20 г, плоды аниса обыкновенного — 20 г. Готовить, как сбор № 1. Принимать, как сбор № 3.

Сбор № 6. Корень солодки голой — 10 г, трава череды трехраздельной — 10 г, корень аралии маньчжурской — 10 г, трава хвоща полевого — 10 г, плоды шиповника коричного — 10 г, цветки бессмертника песчаного — 10 г, корень девясила высокого — 10 г, соплодия ольхи серой — 10 г, корни одуванчика лекарственного — 10 г, корень лопуха большого — 10 г. Готовить, как сбор No 1. Принимать по 1/4 или 1/3 стакана 3 раза в день после еды.

Сбор № 7. Плоды аниса обыкновенного — 30 г, плоды фенхеля обыкновенного — 30 г, семена льна обыкновенного — 30 г, трава тимьяна обыкновенного — 20 г. Готовят, как сбор № 1. Принимают, как сбор № 3.

Сбор № 8. Трава фиалки трехцветной — 10 г, листья подорожника большого — 10 г, трава багульника болотного — 10 г, корень девясила высокого — 10 г, листья мать-и-мачехи обыкновенной — 10 г, корень солодки голой — 10 г, цветки календулы лекарственной — 10 г, листья мяты перечной — 10 г, цветки ромашки аптечной — 10 г, плоды аниса обыкновенного — 10 г. Готовят, как сбор № 1. Принимают, как сбор № 3.

Сбор № 9. Плоды фенхеля обыкновенного — 30 г, плоды аниса обыкновенного — 30 г, трава тимьяна обыкновенного — 30 г, корень солодки голой — 30 г, почки сосны обыкновенной — 20 г. Готовят, как сбор No 1. Принимают, как сбор № 3.

Сбор № 10. Листья мать-и-мачехи обыкновенной — 20 г, листья подорожника большого — 20 г, слоевища цетрарии исландской — 20 г, листья смородины черной — 20 г, трава фиалки трехцветной — 15,5 г, плоды аниса обыкновенного — 10 г. Весь сбор заливают 1 л воды, доводят до кипения, затем настаивают в течение 2-х ч, снова доводят до кипения и повторно настаивают еще 2 ч. Процеживают и принимают по 1/2 стакана настоя 3—4 раза в день.

Сбор № 11. Плоды аниса обыкновенного — 10 г, трава тимьяна ползучего — 10 г, плоды фенхеля обыкновенного — 10 г, семена льна обыкновенного — 10 г. 4 ч. л. сбора заливают 1 стаканом кипяченой воды комнатной температуры, настаивают в течение 2 ч, кипятят в течение 5 мин и процеживают. Принимают по 1/3 стакана 3 раза в день.

Сбор № 12. Корень солодки голой — 30 г, почки сосны обыкновенной — 30 г, листья мать-и-мачехи обыкновенной — 30 г, плоды укропа душистого — 15,5 г, корень алтея лекарственного — 15,5 г, трава багульника болотного — 15,5 г, трава череды трехраздельной — 15,5 г. 20 г сбора заливают 1 стаканом воды, нагревают на кипящей водяной бане в течение 15 мин, охлаждают в течение 45 мин и процеживают. Затем добавляют кипяченую воду до первоначального объема. Принимают по 1/4—1/3 стакана настоя 4 раза в день.
Лечение острого бронхита При остром бронхите необходимы полупостельный или постельный режим, усиленное питание, обильное теплое питье (чай с малиновым вареньем или медом, молоко с содой или пополам с минеральной водой, настой малины, липового цвета). Курение категорически запрещается. Применение банок, горчичников на грудь и спину, перцового пластыря возможно только с разрешения врача.

Применяют противовоспалительные (аспирин по 0,5 г 3 раза в день, парацетамол и др.), отхаркивающие (настой термопсиса — по 1 ст. л. 6—8 раз в день; 3%-ный раствор йодида калия — по 1 ст. л. 6 раз в день; бромгексин по 8 мг 3—4 раза в день в течение 7 дней и др.), противокашлевые (кодеин, либексин) и другие средства.

Показаны ингаляции отхаркивающих средств, а также препаратов, разжижающих мокроту (муколитиков), подогретой щелочной воды, 2%-ного раствора гидрокарбоната натрия, эвкалиптового, анисового масла с помощью парового, ультразвукового ингаляторов. Ингаляции проводят по 5 минут 3—4 раза в день в течение 3— 5 дней. Тепловые ингаляции можно проводить в домашних условиях и при отсутствии специальных ингаляторов.

Для проведения паровой ингаляции можно приспособить кастрюлю, в которой нагревается 4—5 стаканов воды с добавлением в нее различных лекарств, обусловливающих мягкое противовоспалительное действие (5—10 капель 5—10%-ной настойки йода, 1— 2 ст. л. измельченных листьев эвкалипта, 0,5—1 ч. л. эвкалиптового, ментолового или анисового масла). Из плотной бумаги сворачивают конусовидную воронку, широким концом которой плотно прикрывают кастрюлю, при этом больной дышит через узкий конец воронки, вводимый в рот. Дышать паром над кастрюлей можно также закрывшись широким полотенцем или простыней. Во всех случаях расстояние от рта больного до места выхода пара должно составлять 20—30 см, имея в виду, что чем больше это расстояние, тем ниже температура пара. Указанные тепловые ингаляции следует проводить по 5 мин несколько раз в день в течение 3—5 дней.

Антибиотики при отсутствии гнойной мокроты, воспалительных изменений в крови не применяют, так как они не оказывают противовирусного и собственно противовоспалительного действия, способствуют аллергизации и развитию бронхоспастического синдрома, а иногда и бронхиальной астмы. При неэффективности симптоматической терапии в течение 2—3 дней, среднетяжелом и тяжелом течении заболевания назначают антибиотики и сульфаниламиды в обычных дозировках.
Прогноз и профилактика пневмонии Прогноз при своевременно начатой и рациональной антибиотикотерапии в большинстве случаев благоприятный, выздоровление наступает в конце 3-й — начале 4-й недели болезни.

Профилактика пневмонии основана на соблюдении общих санитарно-гигиенических принципов (режим труда, проветривание помещений, борьба с запыленностью, курением, полноценное питание и т. д.). Важное значение имеют закаливание, санация очагов хронической инфекции. Также необходимо своевременное и адекватное лечение заболеваний, которые сопровождаются поражением легких.
Спонтанный пневмоторакс Под спонтанным пневмотораксом понимают состояние, характеризующееся скоплением воздуха в плевральной полости и не связанное с механическим повреждением грудной стенки или легочной ткани при травме или лечебных воздействиях.

У части больных спонтанное сообщение между бронхиальным деревом и плевральной полостью возникает в результате деструкции легочной ткани и висцеральной плевры (прорыв в плевральную полость туберкулезной каверны или абсцесса легкого). В этом случае пневмоторакс является несомненным осложнением основного процесса и не может квалифицироваться как самостоятельная болезненная форма. Чаще всего, однако, спонтанный пневмоторакс возникает неожиданно, без клинически выраженного предшествующего легочного заболевания, как бы на фоне полного благополучия.

Этиология и патогенез
Большое значение в происхождении спонтанного пневмоторакса придается изменениям в бронхиальном дереве, ведущим к возникновению клапанного механизма и повышению давления в дистальных отделах воздухоносных путей. В результате повышения давления возникает перерастяжение альвеол на ограниченном участке легочной ткани, атрофия межальвеолярных перегородок и формирование субплевральных тонкостенных полостей, склонных к разрыву.

Бронхиальный клапан может повести к диффузии воздуха из альвеол в паравенозные пространства с последующим его проникновением под висцеральную плевру и формированием субплевральных воздушных пузырей, также могущих явиться источником пневмоторакса. В основе перечисленных выше изменений, как правило, лежат ХНЗЛ (хронически неожиданные заболевания легких), протекающие с малой симптоматикой или субклинически.

Клиническая картина
Клиническая картина при спонтанном пневмотораксе определяется рефлекторными и болевыми явлениями, связанными с раздражением плевральных листков внезапно протекшим воздухом, и в меньшей степени расстройством дыхания и кровообращения, обусловленным спадением легочной ткани и смещением средостения.

При типичном течении после физического напряжения, приступа кашля или без видимых причин внезапно появляется острая колющая боль в груди на стороне поражения, иррадирующая в шею, верхнюю конечность, иногда в эпигастральную область, а также затруднение дыхания, связанное с невозможностью глубокого вдоха. Нередко появляется сухой кашель. Дыхание учащается, становится поверхностным, однако выраженная дыхательная недостаточность, связанная с нарушением функции сжавшегося легкого, наблюдается редко. Наблюдается умеренная тахикардия и тахипноэ, и то не у всех больных. Цианоз бывает редко.

При осмотре и физикальном исследовании грудной клетки отмечается увеличение ее объема, расширение межреберных промежутков и уменьшение дыхательных экскурсий на стороне поражения, тимпанит и смещение границ средостения в противоположную сторону, особенно дыхательных шумов и голосового дрожания. Рентгенография полностью разрешает диагностические затруднения.

При этом на рентгенограммах видно пристеночное просветление в виде большей или меньшей зоны, лишенной легочного рисунка, и край спавшегося легкого.

Диагностическая пункция плевры обнаруживает свободный газ. При торакоскопии в большинстве случаев удается увидеть изменения в кортикальном слое легкого, явившиеся источником бронхо-плеврального сообщения.

При неосложненном течении пневмоторакса булла или субплевральный пузырь спадаются, дефект в висцеральной плевре прикрывается фибринозным выпотом, герметизируется и заживает. В дальнейшем происходит постепенное рассасывание воздуха, занимающее от 1 до 3 месяцев в зависимости от степени коллапса легкого. Однако у 15–50 % больных наблюдаются рецидивы пневмоторакса, связанные с неустраненной основной причиной.

Осложнения спонтанного пневмоторакса:

 • внутриплевральные кровотечения вследствие надрыва легочной ткани (спонтанный гемопневмоторакс);

 • напряженный спонтанный пневмоторакс. Развиваются прогрессирующая дыхательная недостаточность, медиастенальная и подкожная эпедоизема;

 • серозно-фибринозный пневмоплеврит.

Лечение
Наиболее универсальным методом лечения спонтанного пневморакса является дренирование плевральной полости с постоянной аспирацией воздуха через дренаж, установленный с помощью троакара обычно спереди во втором межреберье. При использовании постоянной аспирации полное расправление легкого достигается на протяжении 1–5 суток. Через сутки после расправления легкого дренаж удаляется.
Бронхоэктатическая болезнь. Бронхоэктазы Бронхоэктазы — это патологическое расширение бронхов с изменением структуры их стенок. Они могут быть ограниченными (в одном сегменте или в доле легкого) или распространенными (захватывают целое легкое или оба легких).

Бронхоэктазы чаще наблюдаются в нижних долях легких.

Равномерное расширение бронхов называют цилиндрическими бронхоэктазами, а расширение бронхиол — кистовидными бронхоэктазами.

Бронхоэктатическая болезнь представляет собой нарушение структуры и функции бронхов, на фоне которых появляется внутрибронхиальная инфекция, проявляющаяся симптомами гнойного брожения, а нередко и кровохарканьем.

Этиология и патогенез
Различают врожденные и приобретенные бронхоэктазы. Врожденные бронхоэктазы возникают при нарушении развития бронхолегочной системы во внутриутробном периоде (иногда они сочетаются с другими пороками развития), известны случаи, когда бронхоэктазы наблюдались у нескольких членов семьи.

Приобретенные бронхоэктазы развиваются, как правило, после различных бронхо-легочных заболеваний (например, после тяжелого гриппа, пневмонии, туберкулеза). В процессе расширения бронхов основное значение имеют изменения их стенок и повышение внутрибронхиального давления. Изменения стенок бронхов обычно начинаются с воспалительного процесса в слизистой оболочке и заканчиваются нарушением их мышечного и соединительнотканного каркаса, утолщением и нередко изъязвлением слизистой оболочки.

Повышение внутрибронхиального давления обусловлено сдавлением бронхов увеличенными лимфатическими узлами, скоплением в них секрета, а также длительным кашлем. Случаи, когда бронхоэктазы предшествуют развитию хронических бронхо-легочных заболеваний, принято относить к собственно бронхоэктатической болезни.

Бронхоэктазы, осложнившие длительное течение хронических заболеваний легких, относящиеся к вторичным, не следует включать в понятие «бронхоэктатическая болезнь» как самостоятельную нозологическую форму.

В последние годы в возникновении постнатально развивающихся бронхоэктазов определенное значение придается фактору врожденной предрасположенности («врожденной слабости») бронхиальной стенки. По-видимому, у лиц с врожденной слабостью бронхиальной стенки пневмонии чаще осложняются ателектазами с развитием бронхоэктазии.

Патологическая анатомия
Слизистая оболочка в зоне бронхоэктазий часто изъязвлена. Мышечные волокна и хрящи подвергаются деструкции с замещением соединительной тканью. Процесс сопровождается нарушением дренажной функции и застоем секрета в просвете расширенных бронхов.

Часто обнаруживаются также явления хронического диффузного бронхита. При микроскопическом исследовании отмечаются замещение мерцательного эпителия многослойным или цилиндрическим, инфильтрация стенки бронха нейтрофилами. В окружающей бронхоэктазии легочной ткани обнаруживают пестрые изменения в виде ателектазов, участков фиброза, очагов бронхопневмонии, абсцедирование. При развитии амилоидоза выявляются характерные изменения в почках, печени и других органах. Нередко обнаруживаются абсцессы метастического характера.

Клиническая картина
Часто клиническая картина при врожденных и приобретенных бронхоэктазах бывает одинаковой, и дифференцировать их, как правило, трудно, даже с учетом рентгенологических и морфологических данных. Симптоматика зависит в основном от степени расширения бронхов, распространенности бронхоэктазов, выраженности деструкции бронхиальных стенок, активности инфекции, длительности патологического процесса.

При так называемых сухих бронхоэктазах, когда проявление инфекции в пораженных бронхах не выражено и у больных нет мокроты, клинические симптомы часто отсутствуют или слабо проявлены. В большинстве же случаев в пораженных бронхах развивается периодически обостряющийся инфекционный процесс.

Инфицированию бронхиального дерева, а следовательно, и обострению хронического воспалительного процесса в нем способствует наличие очагов инфекции в ротовой полости и носоглотке. Больные с бронхоэктазами жалуются преждее всего на кашель со слизисто-гнойной или гнойной мокротой. Он наиболее выражен в утренние часы, после пробуждения и поворачивания в постели, утреннего туалета, когда больной отделяет большое количество («полным ртом») гнойной мокроты.

В период обострения заболевания больные отделяют то 50 до 200 мл в сутки. При длительном застое бронхиального секрета присоединяются гнилостные процессы, и мокрота приобретает неприятный, иногда зловонный запах; при отстаивании такая мокрота разделяется на три слоя: внизу — гной, в середине — серозная жидкость, сверху — слизисто-гнойная пена.

У значительного числа больных отмечается кровохарканье, однако массивные легочные кровотечения малохарактерны. Нередко больные жалуются на тупые боли в грудной клетке, быструю утомляемость, слабость, головные боли, повышенную раздражительность, подавленность психики (особенно при наличии зловонной мокроты), диспепсические явления.

Периоды обострения инфекционного процесса сопровождаются повышением температуры тела, особенно по вечерам, лейкоцитозом с нейтрофильным сдвигом, увеличением СОЭ. Внешний вид больных в начальном периоде не имеет характерных особенностей. Однако постепенно в результате интоксикации и дыхательной недостаточности ногти на пальцах рук и ног могут приобретать форму часовых стекол, а пальцы — форму барабанных палочек. Появляется землистый цвет кожи, одутловатость лица, общая гипотрофия, доходящая до истощения. У длительно болеющих при перкуссии нередко выявляют коробочный оттенок или притупление перкуторного звука; при аускультации — жесткое дыхание, рассеянные сухие хрипы, иногда влажные — на ограниченном участке легкого.

На рентгенограммах чаще всего — различной степени усиления легочного рисунка, тяжистость корней, иногда — уменьшение в объеме пораженного участка легкого (ателектаза, локальный пневмосклероз).

При контрастном исследовании бронхов — бронхографии — уточняется наличие и форма бронхоэктазов, их объем поражения, что имеет немаловажное значение при решении вопроса об оперативном вмешательстве.

Функции внешнего дыхания указывают на снижение ЖЕЛ, нарушения вентиляции по обструктивному типу, уменьшение показателей пневмотахиметрии. При многолетнем течении и прогрессировании заболевания могут развиться амилоидоз внутренних органов и легочное сердце с исходом в легочно-сердечную недостаточность.

Дифференциальный диагноз
Чаще всего проводят дифференциальную диагностику бронхоэктатической болезни с хроническим бронхитом, абсцессом легкого, туберкулезом и раком легкого. Помимо рентгенологического, бактериологического и цитологического исследований мокроты, наибольшее значение в диагностике заболевания принадлежит бронхографии и компьютерной томографии, выявляющих характерные поражения бронхов.

Прогноз
Зависит прежде всего от формы бронхоэктазов больного, распространенности, частоты и характера обострений воспалительного процесса, наличия осложнений, эффективности лечения. При распространенных мешотчатых бронхоэктазах прогноз неблагоприятный.

Больные с невыраженным патологическим процессом при хорошем консервативном лечении, включающем бронхоскопию с целью санации бронхов, могут сохранять ограниченную трудоспособность в течении длительного времени.

После применения радикальных операций клиническое выздоровление наступает в 3/4 случаев, а у 10–15 % отмечается значительное улучшение. Все больные с бронхоэктазами подлежат диспансерному наблюдению.

Лечение
Проводится комплексно, с использованием терапевтических, бронхоскопических, а при необходимости — хирургических методов. Лечение может проводиться как в амбулаторных условиях, так и в стационаре. Показаниями к госпитализации в терапевтическое или специализированное пульмонологическое отделение яляется обострение инфекционного процесса или легочно-сердечная недостаточность. При легочном кровотечении больного необходимо срочно госпитализировать в специализированное хирургическое отделение. Туда же направляют в плановом порядке больных, которым по состоянию здоровья показано плановое хирургическое лечение.

Консервативное лечение бронхоэктатической болезни состоит главным образом в профилактике обострения инфекции и ликвидации ее вспышек. Это прежде всего антибактериальная терапия, а также мероприятия, направленные на опорожнение бронхоэктазий, улучшение дренажной функции бронхов. Назначение типичных для трех групп антимикробных препаратов (антибиотики, сульфаниламиды, препараты нитрофуранового ряда) желательно проводить с учетом чувствительности бактериальной флоры мокроты. Используются различные способы введения препаратов в общепринятых дозировках, однако предпочтение отдается эндотрахеальному методу введения — с помощью бронхоскопа, чрезназального катетера или гортанного шприца.

Наиболее эффектны лечебные бронхоскопии с отмыванием и удалением гнойного содержимого из просвета бронхов с введением антибиотиков, протеолитических ферментов (трипсин, химотрипсин по 10–20 мг на физиологическом растворе), муколитических препаратов (ацетилцистеин в виде 10%-ного раствора по 2 мл, 4–8 мг бромгексина на изотоническом растворе). Вначале процедуры проводят 2 раза в неделю, затем, по мере уменьшения гнойного секрета, 1 раз в 5–7 дней.

Эффективным мероприятием является позиционный дренаж путем придания телу больного несколько раз в день определенного положения, улучшающего отделение мокроты. Этой же цели служит назначение отхаркивающих средств, различные дыхательные упражнения, особый массаж грудной клетки.

Для повышения общей реактивности организма назначают биогенные стимуляторы, анаболические гормоны, витамины, иммуностимуляторы, переливания крови или ее препаратов, различные физиотерапевтические процедуры. Радикальное лечение бронхоэктазий возможно только оперативным путем. Лучшие результаты наблюдаются при раннем оперативном вмешательстве, желательно в возрасте до 40 лет. Противопоказаниями к операции являются: обширный двусторонний процесс, легочно-сердечная недостаточность, амилоидоз внутренних органов.